вівторок, 22 лютого 2011 р.

Леонид Кравчук: Очень не хочу, чтобы Конституция принималась в интересах какой-либо партии


Леонид Кравчук рассказал Ъ о будущей процедуре принятия новой редакции основного закона

Вчера после заседания научно-экспертной группы по созданию Конституционной ассамблеи (...) ее руководитель, первый президент Украины ЛЕОНИД КРАВЧУК рассказал специальному корреспонденту "Ъ" CЕРГЕЮ СИДОРЕНКО о том, какими он видит процесс принятия и некоторые ключевые положения новой редакции основного закона.

— На заседании рабочей группы вы упомянули о том, что политреформа будет обсуждаться следующим созывом Верховной рады. Может, следует подать проект основного закона в Раду уже сейчас, пока в парламенте есть необходимое большинство?

— Поймите, это очень масштабная работа. Каждую позицию нужно обсудить, провести научную экспертизу, дождаться вывода Венецианской комиссии. Так что спешить не надо.

— Будет ли выдержана конституционная процедура внесения изменений в основной закон с тремя голосованиями в Раде, как предусматривает законодательство?

— Обратите внимание, мы хотим создать новую редакцию основного закона. В действующей Конституции не предусмотрен такой термин, как "новая редакция", Рада может принимать только изменения. Так что если наши эксперты, а также Венецианская комиссия согласятся, мы будем искать политико-правовой путь для того, чтобы представить проект Конституции непосредственно на референдум. Это вполне легитимно, мне даже уже вносили предложения по такому механизму.

— В чем тогда будет заключаться роль парламента?

— В этом случае мнение Верховной рады будет совещательным. Парламент может высказать нам свою точку зрения так же, как все остальные. А то, в какой мере мы учтем пожелания Рады, будет зависеть от качества парламентской позиции. Ведь депутаты могут выступать в интересах общества, а могут — в интересах партий. А я очень не хочу, чтобы Конституция принималась в интересах какой-либо политической силы.

— Каким будет механизм принятия решений рабочей группы и Конституционной ассамблеи? Будет ли необходимо простое большинство или две трети голосов?

— Достаточно большинства. Нам не нужно, чтобы было, как на избрании папы римского,— закрылись и сидят, пока не договорятся, пока белый дым не пойдет. Все равно окончательное решение будем принимать не мы, а референдум.

— При согласовании спорных норм мнение президента будет решающим?

— Конечно, мы будем советоваться с президентом по спорным вопросам. Вот, например, прихожу я к президенту и говорю: "У нас в группе есть три мнения, я склоняюсь к одному из них, но однозначной поддержки нет". И тогда президент говорит: "Сделайте лучше так-то". Хотя это, конечно, не будет директивной позицией.

— Судя по вашему выступлению на заседании, идея двухпалатного парламента вряд ли будет реализована в новой Конституции.

— Да, вы правильно поняли. Сегодня в части стран, в которых действует двухпалатный парламент, недовольны тем, что идет затягивание процесса, двойная экспертиза законов. Так что это неидеальный механизм.

— А какую модель власти, на ваш взгляд, стоит выбрать — президентскую или парламентскую?

— Позвольте я не буду отвечать на этот вопрос. По этому поводу будут колоссальные дискуссии — президента, парламента, местных органов власти и не только. Я не хочу выглядеть человеком, который все знает заранее.

— Каким вы видите раздел, регламентирующий выборы?

— Я думаю, в Конституции следует зафиксировать избирательную систему — мажоритарная она будет, пропорциональная или смешанная. Иначе каждый созыв Рады будет принимать новый закон про выборы под себя. Лично мне ближе смешанная система. В принципе, можно обсуждать модификации мажоритарной системы и партийных списков, но не в таком виде, какими они были раньше.

— Сегодня говорилось о всенародном обсуждении новой Конституции. Ждем тысяч писем поддержки от коллективов доярок?

— Не надо воспринимать нас буквально. Мы будем выслушивать мнения, например, областных советов, которые опосредованно выражают позицию населения своего региона. То есть речь идет об опосредованном всенародном обсуждении.

— Раньше вы сотрудничали с премьер-министром Юлией Тимошенко. У Виктора Януковича не было к вам вопросов по поводу ваших прежних заявлений, позиции?

— Президент — человек слишком высокой культуры, чтобы опускаться до уровня Бессарабского рынка. Я часто слышу вопрос: мол, а что вы делали или не делали пять лет назад? И я каждый раз хочу спросить в ответ: а что вы делали в 1917 году? Власть должна быть широкой, великодушной и не мстительной. Этим хорошая власть отличается от обычной. Я и до сих пор говорю: Юлия Владимировна — человек высокого уровня, за нее 12 млн человек проголосовало. Если вы хотите показать ее преступные шаги, тогда докажите мне, что государственные деньги (в нецелевом использовании которых подозревается Юлия Тимошенко.—Ъ) она взяла для себя лично или для выборов. А если они не могут этого доказать и говорят лишь, что она потратила, условно говоря, 700 тыс., и не замечают, как рядом в это же время другие тратят 700 млн... Вот в этом проблема!

Газета "Коммерсантъ Украина", №27 (1301), 22.02.2011
Фото: ВЛАДИСЛАВ СОДЕЛЬ / Ъ
//www.kommersant.ua/doc/1590079

Немає коментарів: