понеділок, 27 червня 2011 р.

Конституция: есть доступные обновления


Любители голливудских фильмов многократно слышали от киногероев фразу: «Я не работаю на Президента, я всю жизнь защищал Конституцию». Продвинутая в политическом плане Америка нашла свой базис в бренной политической реальности – Конституции.

В нашей же стране на Конституции приносят присягу новобранцы вооруженных сил и новоизбранные президенты, есть специальные органы и отделы, обязанные защищать конституционный строй. Конституция является не только Основным законом, но и актом прямого действия, позволяет применять свои нормы непосредственно в судебном процессе.

Увы, множество норм стали лишь красивыми декларациями и не воспринимаются всерьез. Многие годы Конституцию игнорируют президенты, судьи и гаишники. И вообще, редко кто уповает на конституционные механизмы решения своих больших и маленьких проблем.

Деятельность Конституционного Суда - одного их защитников и единственного толкователя конституционных норм – сначала вызывала вопросы. Сейчас же эксперты оценивают деятельность КСУ не выше, чем отдельных судей Печерского суда или любого другого районного суда в столице или глубинке – увы, политическая целесообразность или личные аргументы стали более приоритетными, чем «священные тексты».

Конституцию образца 2004 года критиковали за неясность в распределении полномочий, теперь мы живем с текстом 1996 года, который тоже имеет неувязки и не вполне отвечает сегодняшним реалиям.

Но к нормам Конституции все меньше апеллируют граждане и оппозиция, смирившись с безуспешностью таких попыток. Страной управляют в ручном режиме посредством телефонного права, и эта система работает.

При единоличном руководстве, в принципе, официальная форма конституционного строя может называться как угодно – хоть президентско-парламентской республикой, хоть джамахирией. Все равно все ключевые решения принимаются в одном кабинете.

Подобная ситуация хороша до поры до времени. Но при изменении конъюнктуры даже эта Конституция может быть использована против власти. К примеру, премьер-министром назначают молодого реформатора, он наращивает рейтинг, затем начинается новый кассетный скандал, фейсбук-революция, и в случае ухода Президента с должности исполняющим обязанности становится как раз премьер, который начинает строить совсем другую страну.

Поэтому если говорить о возможной конституционной реформе, для власти она интересна лишь как механизм защиты своего пребывания у руля. Хотя в действующем тексте импичмент фактически невозможен, а Президент и так имеет довольно много полномочий.

Что нужно изменить для социальной модернизации общества – так это перераспределить полномочия от местных госадминистраций к местным советам. При принятии Конституции в 1996 году приватизация госимущества только начиналась, и действующая вертикаль администраций реально руководила госсобственностью, которая составляла около 90% всей экономики.

Сейчас в распоряжении государства осталось 10-15% экономики, и то ею управляют миноритарные «частники». В то же время центральная власть строит неофеодальную систему отношений, где губернатор должен быть главным «разводящим» в области и отвечать за все процессы вверенного региона – от сбора налогов до результата выборов. У главы ОГА для этого, кроме начальственного баса, есть разве что механизм субвенций госбюджета и личные связи с силовиками.

Конечно, передача полномочий и бюджетных денег от назначаемых глав МГА к избираемым мерам – чревата утерей административного контроля и вообще развитием реальной демократии. И такую страну потом будут еще упрашивать вступить в ЕС, но отдать власть – серьезный политический поступок, и пока его ожидать не стоит, несмотря на декларации всех политических игроков.

Гораздо реальнее – чистка раздела об основных права и свободах гражданина. Предстоящие реформы потихоньку демонтируют социальное государство всеобщего благосостояния. Государство отказывается от большой части своих обязательств по предоставлению бесплатного образования, лечения, занятости.

И если Конституция мешает реформам – то будут менять такую Конституцию. Это же касается права государства нарушать банковскую тайну и неприкосновенность жилища, и права банков и коммунальных предприятий – отбирать собственность за долги. В споре граждан и кредиторов государство стает на сторону последних, и этот процесс скоро будет закреплен конституционно.

А еще конституционную реформу могут использовать как технологию отвлечения внимания общественности от реальных социальных проблем. Под лозунгом сокращения количества депутатов Верховной Рады или разделения парламента на две палаты, власти проведут кучу мелких правок под свою коньюнктуру, а народ поддержит это на референдуме.

Появление на парламентских выборах дополнительного бюллетеня о референдуме – старый способ программировать избирателя. Вы голосуете «за» на вопрос о переходе в лучшую жизнь предложенный Партией власти? Значит вы – за эту партию!

Из всех вариантов созыва Конституционной Ассамблеи скорее всего будет выбран декоративный – ее члены будут назначены из числа лояльных пенсионеров, а решения прописаны заранее в темных кабинетах. И даже такой конвент не допустят к принятию юридического решения, его деятельность будет исключительно консультативной.

Но сама дискуссия в обществе о том, какая Конституция нам нужна – будет позитивной, она породит интересные альтернативные предложения и когда-нибудь приведет нас к ситуации, что мы будет гордиться своей Конституцией, пользоваться ее нормами, перед которыми будут равны все – от президента до гражданина без определенного места жительства.

Игорь Попов, «ForUm», 27 июня 2011 г.
//for-ua.com/authornews/2011/06/27/070133.html
//netreferata.com/ukr/referat-4605.html

Немає коментарів: