середа, 23 лютого 2011 р.

Эксгумация Кравчука


Первого президента тоже 
зачем-то пристроили

Конституционная ассамблея – это, конечно же, хорошо. Во-первых, слово красивое. С международным оттенком. Ассамблея… Не какая-то там комиссия по делам несовершеннолетних. Во-вторых, идея вот уже лет семь носилась в воздухе. Теперь, наконец-то, приземлилась. В-третьих, конституционный процесс все равно продолжать надо. Венецианская комиссия, которая олицетворяет либерализм европейских друзей Олега Ляшко, бьется в истерике. Ее (комиссию) можно успокоить только с помощью мантр о продолжении демократических преобразований в русле совершенствования Основного закона. Но при чем здесь Леонид Кравчук?

Президент Виктор Янукович в начале года пообещал сделать Ассамблею к концу февраля. Ну как сделать… Запустить процесс. Конец наступил (имеется в виду конец февраля), и процесс пошел. Но тут внезапно появился первый президент. Леонид Макарович, как оказалось, является инициатором создания Конституционной ассамблеи. Когда Кравчук успел ее «сынициировать» – загадка. Шел, поскользнулся, упал. Очнулся – а в голове мысль появилась: а пойду-ка я к Януковичу и предложу ему тему. Это, конечно же, довольно упрощенное представление о том, как Леонид Макарович неожиданно возглавил конституционную реформу.

С одной стороны, все вроде бы логично: первый президент независимой Украины, в текущем году исполняется двадцать лет со дня обретения украинской государственности, «мудрый политик». С другой – пазлы не сходятся. Кравчук прочно ассоциируется с голодными и лихими девяностыми, пафосными обещаниями резкого достижения процветания путем отделения и повальной нищетой. Вошел в память народа как автор чудесного приспособления на колесиках – «кравчучки», с помощью которой выживали пенсионеры. Фуфлоно-карбованцы, облигации на десять миллиардов долларов, обеспеченные всей землей Украины, продажа «Бласко», инфляция в тысячи процентов, дефицит всего, возведение украинской диаспоры в статус «непререкаемого советчика» – это все Леонид Макарович. Как говорится, ни убавить, ни прибавить. Кравчук – единственный украинский президент, который ушел со своего поста раньше срока. Потому что терпеть его уже не было сил. За годы правления Леонида Кравчука так и не был принята Конституция независимой Украины. До 1996 года обходились советским Основным законом, в который имплантировали (причем опосредованно) институт президентства. Добавим к общей картине «ваучерную приватизацию» и раздачу госсобственности простым людям, которые впоследствии оказались простыми олигархами.

Леонид Макарович за рекордно короткий срок сумел девальвировать звание первого президента Украины. В историю он, конечно же, вошел. Не без этого. Но через несколько лет после своего ухода с поста превратился во второразрядного политического игрока, которого просто брали на содержание. Сначала социал-демократы Виктора Медведчука. «Команда молодости нашей»: Кравчук, Марчук, Медведчук. Потом Макарович достался по наследству Григорию Суркису. Затем… Да какой смысл перечислять историю падения Макаровича? Достаточно обозначить его последнее «позиционирование» – «свадебный генерал» в окружении БЮТ. Леонид Макарович превзошел себя, работая этническим голосом Юлии Тимошенко. Еще немного, и выяснилось бы, что Кравчук до работы в органах Компартии возглавлял законспирированный отряд оуновцев, а на службу в ЦК КПУ был делегирован в качестве агента Службы безопасности УПА. После того, как Тимошенко проиграла выборы и ушла в «Твиттер», Леонид Макарович почти не отсвечивал. Иногда многозначительно жевал губы на ток-шоу, напоминая Виктору Януковичу об ответственности. Затем у него появилась чудесная возможность раствориться в анналах истории. Его политическая восстребованность – это более чем сомнительный миф. За ним уже закрепилось столько негатива… Лучше спокойно доживать свой век в «хатынке». Есть о чем подумать.

Но не тут-то было! Как первому президенту удалось опять вернуться в большую политику – загадка. Можем лишь предположить, что Федоровичу рассказали красивую историю об «объединении Украины», которое должно завершиться под патронатом первого президента страны. Пусть, дескать, пишет Конституцию. А мы как бы поможем… Советом. Если выбирать из двух зол, то Кравчук, конечно же, зло меньшее. Для действующего главы государства. Вы спросите – а какое второе? Александр Мороз. Герой той самой конституционной ночи 1996 года. Один из авторов политической реформы 2004 года. Однако отдать Сан Санычу Конституционную ассамблею – шаг бессмысленный и беспощадный. У Мороза всегда на выходе получается парламентская республика во главе с председателем Верховной Рады. Какое всенародное обсуждение ни проводи, а результат всегда один и тот же. Видимо, именно поэтому его кандидатуру даже всерьез не обсуждали. Зато некоторое время думали мысль насчет привлечения сразу двух президентов. Данилович послал с ходу. Ему такой геморрой на старости лет ни к чему. О Ющенко, естественно, даже не вспомнили. Это клиника. А Кравчук был согласен на все. Причем по определению. За скромное вознаграждение. И готов делать все. Видимо, логика процесса была примерно такова. К чему все приведет?

Алгоритм действий следующий. Формируется собственно Ассамблея, которая будет играть роль представительного органа. Кого она будет представлять? Как бы совесть нации. Здесь главное не переборщить с писателями и мытцями. Так и до братства бывших политзаключенных недалеко. Пищу для размышлений Ассамблеи даст Научно-экспертный совет, в который войдут специалисты в области конституционного права. Их как собак нерезаных. За столько лет процесса переделки Основного закона выросло целое поколение специалистов. Заморачиваться особо не надо. Берется состав Национальной конституционной комиссии Ющенко и тупо переписывается. Совет разрабатывает проект новой Конституции, Ассамблея его обсуждает, европейским экспертам показывают транспарентность. Затем в дело включается Верховная Рада. Но не эта, а новая, сформированная по результатам выборов 2012 года. Если в парламенте удастся набрать 300 голосов, то Конституцию примут с помощью законодательного органа власти. Не удастся – тогда референдум. Но самое слабое звено данного процесса – Кравчук. Он настолько бездарно играет роль патриарха украинской государственности, что может убедить только представителей «канадийськой дияспоры», которые пережили тяжелые времена становления независимости в Оттаве, с болью в душе наблюдая за процессом по телевизору. Конечно, если ставится задача просто найти крайнего за провал, то лучшей кандидатуры не найти. Но ведь важен результат. А Макарович просто все дискредитирует. Талант такой у человека. Специфический.

Александр ЗУБЧЕНКО, 23.02.2011
//www.telegrafua.com/country/11765/

Немає коментарів: