пʼятниця, 29 червня 2012 р.

Конституция у нас хорошая, только жизнь неважная


В конце концов, музыка – это просто набор звуков
Смыслом музыку наполняет тот, кто ее слушает
ЭМ СИ ХАММЕР, музыкант

Национальный праздник одного из символов государственности – Конституции Украины. В этот день самое время вспомнить о том, что обещанное президентом покращення добралось и до Конституции, для чего специальный орган учредили – Конституционную ассамблею. И по случаю праздника вчера его глава Леонид Кравчук и некоторые члены порадовали общественность пространными интервью.

Виктор Мусияка, профессор и один из ведущих авторов конституции 1996 года, по которой милостью Конституционного суда мы сейчас и процветаем, вспомнил, что эта Конституция заслужила практически единогласное одобрение всей Европы и Венецианской комиссии. Однако два года проживания под сенью этой Конституции привели к тому, что с нашим президентом никто из западных лидеров не желает общаться, кроме парочки лиц, специально для такого общения назначенных. А всякие рейтинги свобод и прав покатились дружно вниз.

В чем же тут дело – если Конституция такая хорошая, почему же возврат к ней привел к столь печальным последствиям?

И вспоминается наша история – в 1936 году Сталинскую конституцию тоже признали одной из самых демократичных в Европе, но за ней последовал 1937 год.

Что-то тут не так. Видимо одни и те же законы у нас и у европейцев действуют совсем по разному. И, как мне кажется, отчасти дело в том, что одни и те же слова означают у нас и у них разные вещи.

Возьмем для примера слово «судья». Вот какой образ возникает в вашем воображении, когда произносятся слова «федеральный судья округа»?

Не знаю. как у вас, а у меня возникает образ мужчины за 50, его внешний вид и манеры внушают даже не уважение, а почтение - перед вами безусловно власть, и притом вполне независимая власть. Это человек власти и человек сознающий свою власть и свою ответственность. Он работает в большом административном здании, часто просто во дворце, с мраморными полами, высокими потолками, просторными залами и коридорами. У него в этом дворце отдельный кабинет, с кожаными креслами и книжными шафами, а вопрос о его обеспеченности как-то вообще не приходит в голову, ясно, что перед вами человек небедный. Я не жил в штатах, но американское кино и романы приучили меня именно к такой картине.

А теперь пытаюсь представить себе нашего украинского судью. Это тетка около сорока, несколько вульгарная и бесцеремонная. Уважения не внушает нисколько, а о почтении как-то даже думать неудобно. Она работает в давно неремонтированном здании с узкими пыльными коридорами и маленькими комнатками для заседаний, вних ободранные стены и колченогие стулья.

Зарплата у нее маленькая, а живет она на взятки. Потому хотя деньги у нее есть и по нашим меркам немалые, а вот власти у нее нет, потому что начальства она боится. Потому грубит подчиненным, ибо не уверена в будущем, и знает, что бояться ей есть чего.

А вот теперь давайте и прикинем – слово «судья» звучит одинаково, а вот означает абсолютно разные вещи. И если это так, то одинаково написанные статьи о судебной системе звучат одинаково, а вот значат… значат совсем разные вещи, увы. Ведь если смысл музыки находится в голове слушателя, то и смысл слов формируется не в тексте, а в голове читающего.

Отсюда можно заключить, что наши законы и нашу Конституцию следует оценивать с учетом того, какие люди будут ее выполнять. Ибо есть право, но есть правоприменение и традиции, и они не менее важны, чем писанные законы.

Но тогда мне кажется, что прав Игорь Колиушко. К написанию Конституции следует привлечь побольше практиков – т.е. людей, которые достаточно регулярно сталкиваются не с писанным правом, а с реальным правоприменением: бизнесменов к созданию разделов, связанных с экономическими правами, журналистов к разделам о свободе слова, правозащитников к разделам о правах человека и т.п.

Однако в нашей ассамблее 75% составляют правоведы – т.е. теоретики по преимуществу. И с высокой степенью вероятности можно опять спрогнозировать, что Конституция у нас будет отдельно, а жизнь отдельно. Такой вот конституционный у меня оптимизм.

И еще одна вещь чрезвычайно важна. Нужно избавлять статьи от поэм и песен о правах и обязанностях. Т.е. если указана некая обязанность, то должно быть указано наказание, предусмотренное за неисполнение. И принимать эту статью можно лишь в пакете с поправками к административному или уголовному кодексу, где будет указано, какое и кому наказание предусмотрено за неисполнение.

Иначе будет как с личным голосованием в Раде – по конституции только лично, а никто не исполняет и что? Да ничего.

Или как с судами присяжных: в Конституции есть, в реальности нет, или как у новом УПК – вместо присяжных сделали советских народных заседателей. И что? Да ничего.

Наша верховная власть, хоть исполнительная, хоть законодательная или судебная не уважают Конституцию и не исполняют ее. И это делается открыто, публично, ежедневно – это наш быт.

Глядя на это власти пониже делают то же самое. И еще пониже. И каждый милиционер на улице, каждая медсестра в поликлинике, каждая учительница – в общем, мы все.

И выходит, что Конституция у нас хорошая, только жизнь неважная. Но мы ведь привыкли.

Так и живём: ждём покращення.

Но когда нарушаются наши права мало кто на улицу выходит, даже и за свои права бороться не хотят, а уж за чужие - и вовсе почитай никто. Все ждут, что правовое государство свалится нам на голову - по щучьему велению.

Менталит, панимаешь...

А ведь не свалится, у этой власти каждый миллиметр покращення выгрызать придется.

И хоть не хочется выползать из-за компа, а надо, придется.

О-хо-хо, с Днем Конституции всех вас, господа.

trim_c, 29.06.2012
//uainfo.censor.net.ua/heading/politics/17278-konstituciya-u-nas-horoshaya-tolko-zhizn-nevazhnaya.html

//www.rambler.ru/

Немає коментарів: