четвер, 13 жовтня 2005 р.

Способна ли украинская власть нормально провести выборы?



Украина неоднократно становилась полем битвы внешних по отношению к ней сил.

В новейшее время в этих геополитических битвах решаются уже не задачи непосредственного захвата территориальных и людских ресурсов, а решение тактических задач в ходе реализации глобальных стратегий противоборствующих сторон. К сожалению, украинское государство в ходе этого противоборства выступало в качестве дополнительного фактора, а не основополагающего элемента нового мирового порядка. Украина за время существования в качестве независимого государства так и не смогла достичь статуса самостоятельного геополитического игрока, в настоящее время фактически стремительно теряет остатки надежды когда-либо реализоваться в качестве регионального лидера.

Многие мои знакомые политики и политологи, оценивая ситуацию в нынешней Украине начинают выражаться в уже знакомых терминах «…опустить!.. замочить!.. порвать!..». Складывается впечатление, что кто то пытается привить украинскому избирателю самый, что не наесть настоящий рвотный рефлекс при одном только упоминании о так называемой новой украинской власти – „честной, демократичной и как там она себя еще «обзывает»? Чем не план к действию для «друзей – любителей Малороссийской коллегии»?

Дискредитации новой власти в Украине, как власти по своей сути несостоятельной. Вот достойный ответ всяческим там «цветочно-фруктовым» революциям? А какими «изумительными» могут быть плоды этой работы: коллапс власти, «уездный беспредел», разгул преступности, угроза паралича экономики, далее массовые протесты, а затем «простое решение», и … новый режим, но на этот раз надолго и «правильный».

В реальности подобный сценарий в идеальной модели вряд ли возможен. Скорее это – «кошмарик». Но разве не предупреждали о грядущей «помаранчевой революции» в 2004 году. Тогда многие тоже говорили о «страшилках»…

Нормальный человек, обычно недолюбливает или не доверяет любой власти, часто побаивается, но не презирает, в глубине души связывая с ней (с властью) свою последнюю надежду на лучшую жизнь. Эта надежда дорогого стоит и за нее надо бороться, иначе без нее – цинизм и хаос.

Дальнейшее углубление глобального политического кризиса, постепенно проникающего во все ветви украинской власти, несет кроме тьмы внутреннеполитических проблем и угрозу дестабилизации внешнеполитических позиций Украинского государства. Речь уже идет не только и не столько о катастрофическом падении авторитета отечественных политических и государственных лидеров, а о прямых внешних угрозах украинской государственности.

Исключительный интерес еврочиновников к судьбе украинских младенцев, отмена визита Ширака (или адекватная замена уровня представительства), обвинения в воровстве транзитных энергоносителей, сомнения иностранных дипломатов в способности украинских властей противодействовать контрабанде оружия из Приднестровья, осуществляемой через украинские порты, очередная насмешка с поправкой Вэника и многое другое – все это явления разного уровня, только источник их появления един.

Разочарование европейцев в «оранжевой власти» начало нарастать еще задолго до перехода внутренних конфликтов властной команды в открытую фазу. Связано это, с явной неспособностью новой властной украинской команды в целом (но каждый на своем месте) проводить внятную и последовательную евро-интеграционную политику. Причем речь идет не о попытках приблизиться к формальным требованиям европейской демократии, но глубинном понимании и выработке стратегии системных преобразований.

Несмотря на все попытки выступить инициатором создания действенных региональных межгосударственных проектов, украинское государство остается объектов воздействия сил, основные управляющие центры которых находятся вне территории государства. Слабость и зависимость власти от внешнего воздействия наглядно демонстрирует развитие скандала с финансированием «украинской демократии» Березовским, размещение информации о, якобы «сговоре» Коломойского и Тимошенко, того же Коломойского с тем же Березовским. При всей своей эфемерности и недоказуемости, приведенные «документы» явились серьезнейшим дестабилизирующим фактором углубления внутриполитического кризиса.

Очевидно, что Украина оказалась идеальным плацдармом для отработки моделей взаимной конкуренции трех основных геополитических центров – России, США и объединенной Европы, что наиболее наглядно было продемонстрировано во время последних президентских выборов. При этом было бы глубокой ошибкой считать, что победа Ющенко означала однозначное поражение России и усиление позиций США и европейского сообщества.

Парадоксально, но победа «оранжевой революции» способствовала окончательной реализации стратегии формирования полноценного государственного суверенитета Российской федерации.

Россия получила столь необходимый ей аргумент для возобновления практики невооруженной политической конфронтации с западным миром, фронтир которой прошел по территории Украины. Сохранив за собой рычаги влияния на политическое руководство Украины в виде зависимости от поставок сырьевых и энергетических ресурсов, контроль над информационным полем (более того, даже приумножив свое влияние, что доказывает перепродажа контрольных пакетов акций ведущих украинских телеканалов российскому бизнесу), РФ постепенно, но верно вырабатывает эффективное противоядие от нежелательных демократических преобразований, как на своей территории, так и на территории своих непосредственных политических сателлитов. В этих условиях, политический кризис в Украине является для руководства РФ идеальным подарком, к развитию и углублению которого Кремль может приложить максимум усилий.

Одновременно, используя, прежде всего газовую зависимость или если хотите приманку для Европы, Россия сохраняет традиционные рычаги давления на Евросоюз, препятствуя слишком активному вмешательству европейских структур в ситуацию на Украине.

Также не следует преувеличивать значение российско-американского противостояния и возможность его использования в интересах Украины. С одной стороны, США сейчас заинтересовано в еще большем усилении своего влияния на глобальные мировые процессы, непосредственным противником чего выступает даже не Россия, а тот же Евросоюз. С другой стороны, собственно Украина не входит непосредственно в зону «жизненно важных интересов США», и поддержка нынешней украинской власти резко уступает в приоритетности обеспечению непосредственных американских интересов. Особо наглядно это проявляется в реакции США на попытки реализовать Украиной энергетические проекты в Иране с целью достижения своей энергетической независимости. При этом в первую очередь, в блокировании таких проектов, способных ослабить энергетическую зависимость Украины от РФ, кровно заинтересовано российское политическое руководство.

Поэтому реализация стратегических интересов Москвы и Вашингтона на территории Украины отнюдь не исключает их, если не сотрудничество, то, по крайней мере, мирное сосуществование.

Вполне обоснованными представляются опасения многих экспертов, что независимо от назначения нового премьера Еханурова, отношение России к украинскому государству вряд ли испытает позитивные изменения, скорее станет более изощренным. Россия опять может сосредоточить внимание на поддержке определенных сил, основные усилия которых направлены на дестабилизацию, а также делегитимизацию президентской вертикали власти в Украине. Среди потенциальных партнеров не в последнюю очередь могут рассматриваться «лица из ближайшего окружения» Тимошенко, которые способны значительно потеснить традиционных получателей российской адресной помощи. В условиях, когда лидерам страны всячески помогают «потерять элементарный контроль над ситуацией», соблазн ускорить наступление властного коллапса возникает далеко не только у оппозиционных сил.

В результате складываются идеальные условия для решения своих внешнеполитических задач, прежде всего ближайшими соседями, со многими из которых у Украины существуют нерешенные вопросы. После России первое место в этом списке по праву принадлежит Румынии, нерешенные проблемы, с которой могут составить довольно обширный список – от территориальных претензий до имущественных споров (определение судьбы румынской доли в Криворожском горно-обогатительном комбинате окисленных руд, экстренно готовящемся украинской стороной к приватизации).

Чересчур активная позиция Киева в урегулировании приднестровской проблемы также не может не вызывать скрытого недовольства в румынских политических кругах. Сегодня позиции националистических сил, выступающих за объединение двух румынских государств (Молдовы и Румынии) получают мощную поддержку на высшем уровне.

Например, депутат румынского парламента от наиболее влиятельной политической партии социал-демократов Адриан Северин недавно представил в Бухаресте политический анализ Института «Овидиу Шинкай», озаглавленный «Приднестровье — эволюция замороженного конфликта и перспективы урегулирования». Он заявил, что этот документ предлагает официальным лицам Румынии направить свои усилия на «отсоединение Приднестровья от территории Республики Молдова и установление там режима, аналогичного примененному в провинции Косово», то есть, «автономизировать Республику Молдова от Приднестровья».

По мнению молдавских экспертов, спокойная реакция Запада на предложение депутата румынского парламента есть косвенное подтверждение тому, что вариант возвращения блудной Бессарабии под юрисдикцию Румынии до настоящего времени не снят с повестки дня Бухареста. При этом не стоит забывать, что восстановление «Великой Румынии» невозможно без включения в ее состав части территории и современной Украины.

Нынешняя же нестабильность и возможная дальнейшая дестабилизация в Украине наносит непоправимый удар по позициям Молдовы в регионе (уже не говоря об Украине) и усиливает позиции Москвы. Создаются предпосылки для срыва декабрьских выборов в республике и к переходу полу коммунистического руководства Молдовы «под руку» России.

Также необходимо отметить, что в условиях перманентного кризиса, который стремительно уничтожает остатки авторитета «страны победившей революции», Украина, на сегодня уже не может настолько, как раньше рассчитывать на своих традиционных союзников.

Польша больше занята своими выборами, а затем определенным переформатированием власти (а это процесс, который требует времени). Характерно, что на фоне украинского коррупционного скандала, сам Квасьневский оказался фигурантом скандала, связанного с коррупцией вокруг польской нефтяной группы «ПКН Орлен».

Что касаемо Саакашвили, то он сам нуждается в поддержке курса проводимого им в Грузии и «попасть под раздачу» влезая в украинские разборки, явно не входит в его планы. В противном случае можно еще больше увязнуть в проблемах той же Южной Осетии. Да и миротворцами в Абхазии он уже видит друзей прибалтов.

Ближайшая же перспектива и архиважное событие в Украине – парламентские выборы, а также выборы в местные советы 2006 года. Не трудно предположить, что главная и жирная черта под существованием новой власти и в целом под идеей самостоятельности может быть подведена именно тогда, весной следующего года. Желание Ющенка честно провести выборы в надежде дальнейшей необратимости процессов демократизации украинского общества на самом деле может остаться лишь благим пожеланием или несбыточной мечтой.

Речь не идет о возможном срыве выборов или избирательного процесса (юридически это сделать практически невозможно или почти невозможно), но вопрос в том, как эти парламентские выборы будут выглядеть в глазах украинского избирателя и, что также важно в глазах мирового демократического сообщества.

Поэтому максимально серьезно следует отнестись к возможности провокаций, целью которых есть дискредитация избирательный процесса. Что же касается характера таких акций, то здесь возможны какие угодно провокационные действия, ведь под заказ, перефразируя: «политтехнологическая голь – на выдумки таки хитра».

Как пример, может разыгрываться национальная карта, могут быть недружественные акции на украино-румынской границе, на участке границы с Приднестровьем, а также в Крыму, проведении дестабилизирующих акций в других зонах компактного проживания национальных меньшинств во время активной фазы избирательной кампании. Особая опасность в возможном использования во время таких «мероприятий» полу криминальных «национальных» группировок. Также, возможна реанимация проблемы ущемления прав национальных меньшинств, например, раздувание якобы нерешенной русинской проблемы и т.д. и т.п.

Суть и цель остается одна – убедить в первую очередь украинский народ, а заодно и "мировую демократию" в том, что новая власть в Украине, не состоятельна как власть, с ее представителями нельзя иметь никаких дел, они смешны и беспомощны…

К этому, уже сейчас можно добавить тот факт, что на сегодня практически почти вся политическая элита в Украине дискредитирована. Нужна абсолютно новая команда – а ее нет. Нужна работа на опережение, но нет даже адекватной защиты. Как воздух необходим диалог, а главное сотрудничество власти и народа, взамен – новые обещания и просьба «тихо жди».

Затяжной политический кризис сегодня, прежде всего, означает истощение внутренней энергии украинского государства, что способно похоронить всякие претензии украинского руководства на лидерство, как видим, не только в регионе, но и в собственном государстве. Страна, которая живет в условиях непрекращающейся войны компроматов и партийных распрей не только теряет право на выдвижение геополитических инициатив, но и легко становится безвольным объектом внешнеполитического воздействия и манипулирования со стороны внешних сил, постепенно проваливаясь в пучину провинциального прозябания на периферии развивающихся мощных геополитических союзов.

Вадим Мурачов, 13 октября 2005 г. //glavred.info/archive/2005/10/13/101506-4.html

Результати парламентских виборов 26 марта 2006 г.
//uk.wikipedia.org/wiki/Парламентські_вибори_в_Україні_2006

Немає коментарів: