вівторок, 1 серпня 2006 р.

Гражданское общество: борьба с «кризисами» и «антикризисами»


Кризисная политреформа

Источником нынешнего политического кризиса в Украине является политическая реформа, превращение нашей страны в парламентско-президентскую республику. Никто не ставит под сомнение благие намерения наших политиков максимально демократизировать политическую систему. Во времена Леонида Кучмы, перераспределение властных полномочий в пользу парламента и Кабмина казалось правильным. Опасность диктатуры и авторитарного реванша была очевидна. Но при этом многие политики не видели скрытой угрозы в новой системы власти для украинской государственности в целом.

Наши демократы считали, что система баланса интересов в новом парламенте возникнет сама собой как по мановению волшебной палочки. Но оказалось, что политреформа создала новые, непредсказуемые вызовы национальной безопасности.

В ситуации, когда государство еще не прошло путь от тоталитаризма к плюралистической демократии, сильная исполнительная власть и Президент как гарант Конституции играют важную стабилизационную роль. При сильном институте президентства, его (президента) «последнее слово» делает саму политическую игру цивилизованной. Президент выступает в роли арбитра в спорах групп интересов. Это позволяет снять ненужное раскачивание лодки государства, конфликты между ФПГ не должны создавать угроз для безопасности граждан. Экономика страны только начала выходить на уровень стабильного роста, наметились позитивные тенденции в социальной сфере, народ впервые ощутил повышения уровня благосостояния. И в этот переломный момент была осуществлена операция по «демократизации» Украины.

Печально известная «пакетная» политреформа нарушила и без того хрупкий баланс власти в стране. И сейчас даже ее отмена не решает главной проблемы – несовершенства и неэффективности существующей в Украине системы государственной власти в целом.

Антикризисная коалиция в ближайшее время трансформируется, например, в Коалицию национального единства. В том или ином варианте к блоку ПР – КПУ – СПУ присоединиться «Наша Украина». Можно сколько угодно говорить о вариациях интеграции АК и НУ: в виде создания новой коалиции или в варианте «полтора» (синхронное голосование АК и НУ, участие нашеукраинцев в правительстве и т.д.). Речь уже не об этом. «Наша Украина» по определению не может находиться в оппозиции к правительству. Также как и Партия регионов не способна эффективно оппонировать оранжевой власти. Они оба нуждаются во власти, поскольку их капиталы зависят от нее. Они обязательно найдут компромисс. Но будет ли этот компромисс продуктивным?

Соединение усилий АК и НУ не создаст эффективного правительства. В Кабмине сразу же возникнет две конкурирующие группы: пропремьерская и пропрезидентская. Борьба между ними и будет определять те или иные решения. Кабмин превратиться в клуб для «дерибана» экономики: по принципу кто больше урвет и кто кого раньше кинет.

Сразу же найдутся желающие углубить политическую реформу в Украине. На практике, в нынешнем политическом раскладе, это «углубление» может означать только одно – попытку еще больше урезать полномочия Президента в пользу спикера и премьера, а в перспективе, или вообще ликвидацию этой должности, или введение выборов Президента Верховной Рады Украины, с преданием ему функций «свадебного генерала».

С другой стороны будет существовать БЮТ, который, избрав для себя глухую оппозицию, фактически законсервирует создавшуюся кризисную ситуацию. Команда Тимошенко в своей обиде на «кидок» со стороны президента и АК, «из принципа» будет пытаться торпедировать любые их инициативы.

В самой системе власти окончательно утвердятся коррупционные схемы. В ситуации, когда коррупция может быть определена не просто как некая совокупность уголовно наказуемых деяний, связанных со злоупотреблением служебным положением, взяточничеством, вымогательством, а как «система государственного управления», задача по выработке антикоррупционной стратегии вообще снимается с порядка дня украинского государства. Власть на это не способна априори.

И в этой ситуации нет места не только для принципов Майдана, но и для демократии в целому. Общество окажется в роли пассивного наблюдателя или в лучшем случаи статиста «массовок» под Верховной Радой или Секретариатом Президента.

Кризис неприбыльных организаций (НПО) в Украине

В данной ситуации свое слово могло бы сказать гражданское общество. Но оно в таком же системном кризисе, как и отечественный политикум. Большинство отечественных экспертов рассматривают наше гражданское общество как совокупность общественных организаций.

В идеале, общественные организации должны стать промежуточным звеном между государством и гражданином. Они призваны отстаивать интересы простого человека, лоббировать те или иные важные позиции какого-либо социального слоя или группы.

Свобода ассоциаций, и уважение к их правам обеспечит государственному организму гармоническое объединение интересов разных слоев и групп общества – то есть ту самую основу стабильности в государстве.

Тем не менее, по словам эксперта Виталия Кулика, «современная практика формирования гражданского общества и становление его институтов в Украине указывает на значительные деформации, которые возникают в развитии этого процесса».

Во-первых, власть адаптировалась к формальным требованиям гражданского общества – создала целый класс, таких себе «новых дворян» (от слова «придворных» или «дворовых», как желаете) из числа НПО. Это разного рода общественные коллегии, советы при министерствах и ведомствах. Они декларируют своей целью осуществление гражданского контроля над властью но, по сути, выступают в роли виночерпиев на балах чиновнической братии, время от времени кооптируясь в среду, которую сами же должны контролировать. Это как в анекдоте об общественном деятеле, который все время кричит о злоупотреблениях во власти, а на вопрос, о том, готовы ли вы с этим бороться, такой активист отвечает: нет, я хочу во всем этом участвовать.

Во-вторых, низкий профессиональный уровень значительной части НПО. Большинство из них функционируют скорее для заработков путем получения спонсорской и донорской помощи. Разумеется, об общественном благе и содействии переходу Украины к демократии речь даже не идет. К слову, есть НПО, которые одним лишь фактом своего существования дискредитируют «третий сектор».

Иногда, некоторые НПО, отрабатывая грантовую помощь «проводят» исследования, мониторинги, общественные кампании, которые не отвечают не только элементарным профессиональным стандартам, но и не имеют никакого практического значения. В то же время, эти НПО требуют от государства немедленного учета «значимости своих достижений» и принятия властью соответствующих решений.

Такое «гражданское общество» не только не способно противостоять ползучему разрушению государственности, а наоборот примет в этом живое активное участие.

Есть такая партия...

Но к счастью гражданское общество – это не совокупность НПО, а «автономная сфера общественного бытия, которое не подлежит прямому контролю и регламентации со стороны власти, а еще и структурированное общество. Оно предусматривает свободу ассоциаций индивидов по интересам и вкусам. Отдельные слои населения образовывают свои группы, добровольные объединения, которые призваны обеспечивать цивилизованные отношения с другими субъектами сожительства в обществе. Поэтому гражданское общество является определенным механизмом неформального социального партнерства, которое делает возможное осуществление и баланс существующих интересов» (по определению украинского политолога Сергея Рябова).

По сути, это и есть Майдан во всем его многообразии форм и методов гражданской активности. Напомню, что во время помаранчевой революции возникли новые эффективные сетевые структуры гражданских инициатив, способные не только контролировать власть, но и влиять на нее.

Появление таких форм самоорганизации и проявления активности как сетевые структуры неформальных объединений создают конкуренцию традиционным организациям. Общественные кампании (ОК) не имеют внутренней бюрократии, иерархии, решения принимаются консенсусом, они не требуют государственной регистрации. Так как цель деятельности ОК находится в краткосрочной перспективе, то их активность превращалась в кумулятивный заряд, который дает максимальный эффект.

Речь идет о возникновение качественно новой формы гражданской активности, с которой не возможно не считаться. Возьмем опыт гражданской кампании «Пора», «Чистая Украина» и т.п. В 2004 г. активисты той же «Поры» выезжали на все места репрессий, организовывали пикеты в защиту их жертв. Эта работа сопровождалась мощным медиа сопровождением и оглаской не только в Украине, но и за границей.

Общественные кампании принуждали власть реагировать. И не важно, в какой сфере действуют ОК: политической или исключительно социальной. Бюрократическая система не способна их интегрировать в себя. Чего не скажешь о НПО, которые от начала позиционируют себя как «общественные бюрократы». Напомним, что признаком деятельности ОК есть реальный, а не «виртуальный» ее характер.

Главное состоит в том, что неформальные общественные структуры не разрешат загнать гражданскую активность в «прокрустово ложе» НПО и коррумпировать их верхушку. Такую гражданскую активность «люби друзи» и их коллеги из бело-голубых будут всегда пытаться устранить на периферию.

Еще в начале 2005 г. Центр исследований проблем гражданского общества указывал, что победа «помаранчевых» не значит автоматического привлечения активистов общественных кампаний к участию в политике. Больше того, традиционные организации, небезосновательно опасаясь конкуренции со стороны неформальных инициатив, всячески отстраняли их от влияния на «лидеров революции».

Первым звонком стало то, что наиболее «оранжевому» сайту укрнета «Майдану» пресс-служба НУ отказала в аккредитации все инаугурационные мероприятия Виктора Ющенко. Как отмечают сами представители сайта, позиция пресс-службы является «достаточно непривычной, если учесть многочисленные просьбы о разнообразной помощи, которые на протяжении оранжевой революции поступали от штаба «Нашей Украины» (просьба об автотранспорте, продовольствии и медикаментах для палаточного городка, срочные объявления, распространения пресс-релизов)» . Тогда это восприняли как досадный казус, но именно тогда, в начале 2005 года, оформилась «политика дерибана». И здесь не существует места для настоящего гражданского общества. Так как альтернативой общественной позиции и инициативе является – «дерибан».

Противодействие коррупции силами гражданского общества вполне реально. К сожалению, успехи такой деятельности редки и не всегда заметны, а провалы многочисленны и одиозны. Однако это не повод сидеть, сложа руки и ждать, когда над Украиной само собой засияет светлое завтра. Необходимо бороться, в том числе и политическими методами.

Как считает российский деятель «третьего сектора» Иосиф Дзялошинский: «субъектами гражданского общества могут быть, во-первых, только люди, знающие, что собственные действия – наилучший способ защиты своих интересов, решения волнующих их экономических, социальных, политических проблем. Во-вторых, реальный или потенциальный субъект гражданского общества - это человек, уверенный в том, что добиться реальных результатов можно, лишь объединив свои действия с действиями других людей».

И где эти субъекты?

А этими субъектами являемся все мы. Все те, кто чувствует свою причастность к Майдану, кто еще имеет свою собственную гражданскую позицию и готов ее отстаивать.

Новое гражданское общество

Именно консолидация гражданских инициатив, создание на их платформе мощного общественно-политического движения, которое создало бы эффективною альтернативу политическому шоу на Грушевского и Банковой. Платформа для объединения проста и понятна каждому общественному активисту:

  • внедрение политики «демократии участия» в политическую практику Украины. По словам президента Центра «Стратегия» Александра Сунгурова: «под демократией участия можно понимать программы и приоритеты органов власти, механизмы и технологии их реализации, выработанные на основе и с учетом ожиданий социальных групп общества их представителями. Демократия участия должна прийти на смену электоральной демократии, демократии голосования и только в случае развития практик общественного участия. Только эти практики и способны превратить закрытую, келейную, «государеву» политику в политику открытую, прозрачную и подотчетную населению - то есть политику публичную»;
  • восстановление гражданского контроля над властью, создание целевых гражданских инициатив. Это не формирование общественных советов сверху при министерствах, что, по сути, не имеет никакого отношения к гражданскому обществу. Нужен реальный – целевой контроль общественных инициатив над Кабмином, оппозицией, судами, силовыми структурами и Президентом как главой государства. Действенный контроль, который власть не сможет игнорировать, иначе власть рискует получить новый многомиллионный Майдан гражданского протеста;
  • чёткое определение пределов полномочий и ответственности всех ветвей власти и их составляющих. Попытки узурпации власти или перераспределения полномочий в пользу той или иной ветви власти, будут продолжаться до тех пор, пока эти вопросы будут предметом кулуарных торгов и непрозрачных, закрытых договоренностей. До сих пор, все вопросы касаемо организации государственной власти в Украине никогда не были предметом широкой общественной дискуссии. Украинцев никто и никогда не спрашивал, какую именно систему власти они желали бы видеть в своей стране. Необходима широкая общественная дискуссия и Всеукраинский референдум по вопросам кардинальной реформы власти, который обеспечит надежную основу для реализации системной политической реформы в государстве, в интересах всего украинского народа. Обществу нужна новая система организации государственной власти, нужна – Новая Республика;
  • расширение прав местного самоуправления. Система территориальной организации власти в Украине переживает глубокий системный кризис, основным признаком которого является неспособность органов местной власти обеспечить эффективное управление самыми важными общественными процессами в государстве и, таким образом, нормальное существование человека. Действующая в Украине система государственного управления является неэффективной, склонной к коррупции, противоречивой и чрезвычайно централизованной, закрытой от общества и оторванной от потребностей простого человека. Именно сильные институты местного самоуправления являются основой организации власти в развитых странах;
  • защита свободы слова. Как показывает практика, единственное завоевание Майдана – свобода слова, также находится под угрозой. На смену темникам пришла цензура собственников СМИ. Наши журналисты стали более зависимы от чиновников и своих администраций. Большинство достижений в сфере свободы слова последнего года – это история общественных журналистских кампаний: от кампании в защиту НТН до корпоративного «фе» Партии регионов в связи с «калашниковщиной»…

Как проиллюстрировал Майдан, украинский народ готов взять на себя ответственность за судьбу своей страны и сделать верный выбор в пользу стабильности и демократии. Остаются без ответа, как минимум два вопроса: готов ли Президент к такому развитию событий, а также, готово ли гражданское общество объединиться в поддержку Новой Республики и навести порядок в Украине.

Вадим Мурачов, 01 августа 2006 г.
//eurasianhome.org/xml/t/expert.xml

photo: rupor.co.il

Немає коментарів: