вівторок, 23 серпня 2011 р.

Бремя упущенных возможностей


1991 год открыл перед Украиной блестящий шанс на свободное развитие. План по его воплощению в жизнь нашёл своё зримое отражение в Декларации о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 года.

1 декабря 1991 она обрела силу равную Конституции. Дело оставалось за малым – воплотить задуманное в жизнь: ведь именно с этой целью республика заявила о своём выходе из состава СССР.

Что в итоге получилось: секрет – на весь свет. Поэтому нет смысла беспрестанно сыпать соль на раны. Лучше поразмышляем над тем, что можно было бы сделать ради достижения вожделенной цели: жить достойно, развиваться свободно, внести посильный вклад в развитие человечества.

На мой взгляд, учитывая, что Украина чудом выпала из состава лагерной империи, начинать надо было с утверждения в нашей жизни достоинства, свободы и прав человека. Наиболее эффективным инструментом достижения этой цели могла стать судебная реформа.

В европейской традиции права суд – хранитель прав человека от произвола любой партии власти. В советской – охранник любого произвола партии власти по отношению к правам человека.

Одной из самых ярких иллюстраций последнего может послужить книга известного советского диссидента, правозащитника, генерала Петра Григоренко "В подполье можно встретить только крыс".

Соответственно, постсоветское правосудие по определению не могло в этом вопросе стать предтечей правового государства. Посему одним из самых необходимых шагов в 1991 могла бы стать полная замена действующего на то время состава Верховного Суда Украины на видных правоведов западных стран.

В качестве таковых, например, могли быть приглашены бывшие судьи Международного Суда ООН, Европейского суда по правам человека, верховных и конституционных судов западных стран.

В таком составе Верховный Суд Украины мог бы плодотворно работать весь переходный период от тоталитарного прошлого к демократическому будущему.

При этом прерогатива защиты конституционных прав человека давала все основания для наделения его полномочиями конституционной юрисдикции по примеру Верховного Суда США.

Естественно, подлежал незамедлительному введению институт суда присяжных. Такая кадровая политика без всяких оговорок соответствовала бы принципу правового государства.

На подобных началах, на мой взгляд, подлежал замене весь руководящий состав прокуратуры, а за ней – МВД и СБУ Украины. По этому поводу можно спорить до хрипоты, но никто не будет отрицать, что такая мера уберегла бы жизнь многих жертв внесудебной расправы со стороны этих силовых ведомств.

Ведь как откровенно поведал в одном из своих интервью "Украинской правде" экс-мэр Луганска Алексей Данилов: "Убивали не "донецкие" и не "луганские" – убивали спецслужбы. Когда говорят, что та или иная группировка работает без прикрытия МВД, СБУ или прокуратуры, то это не группировка. Тогда это – детский сад!".

Участие европейских правоведов в руководстве правоохранительных органов Украины заложило бы фундамент правового государства, правовой культуры, практики защиты прав человека.

Такой подход вполне отвечал требованию указанной Декларации о приоритете общепризнанных норм международного права над внутригосударственным законодательством (в конце концов, ведь не бывшей же номенклатуре ЦК КПСС в лице Верховного Суда, МВД и КГБ УССР было доверять воплощать эти приоритеты в жизнь).

Именно таким способом принцип верховенства права обрел бы шанс стать руководящим в деятельности всех нижестоящих судебных инстанций, силовых и фискальных ведомств Украины.

Увы, иной ход событий отвёл нам одно из самых позорных мест в международных рейтингах наиболее коррумпированных стран мира.

Несомненно, что самой радикальной перестройке подлежала вся система судоустройства и местного самоуправления Украины.

На мой взгляд, уж, коль был провозглашен принцип народного суверенитета, то гражданам Украины должно было быть предоставлено право регулярно избирать, а в случае необходимости, и отзывать всех судей первой инстанции, начальников милиции и прокуроров низшего звена, депутатов, мэров и губернаторов соответствующих административно-территориальных единиц.

Параллельно с этими процессами можно было бы, опираясь на помощь Совета Европы, ООН, а также ведущих правозащитных организаций мира, организовать методичную, повсеместную и неустанную работу по правовому просвещению граждан Украины с использованием для этой цели всех ресурсов международного сообщества.

Важнейшим подспорьем для воплощения Декларации в жизнь могло бы стать гражданское общество. Ведь именно оно способствует самосохранению, самоорганизации и самоуправлению населения той или иной страны.

И начинать сие благое дело нужно было немедля. На важность оного обращал внимание известный британский социолог и философ Ральф Дарендорф, предупреждая, что 6 месяцев может уйти на составление новой конституции и избирательного законодательства, 6 лет – на организацию рыночной экономики, но 60 лет на созидание гражданского общества.

Но, несмотря на ритуальные заклинания украинских политиков, им никогда не было дела становления в стране гражданского общества.

Своеобразным маркером на отношение оных к гражданскому обществу стало опубликование в официальном органе украинского парламента проекта закона "О гражданском обществе в Украине" ("Голос Украины",  № 187, 11.10.2002).

Основной упор при этом делался на создание правозащитных организаций. Гробовое молчание в ответ, по сути, означало нескрываемое желание низвести голос народа к "молчанию ягнят".

Но, судя по откровенным угрозам в адрес правящего политического класса, которые раздаются на бесчисленных форумах украинских СМИ, "ягнята" вовсе не собираются молчать. Напрашивается риторический вопрос: зачем же доводить своих обездоленных соотечественников до крамольных мыслей, а не дай Бог, и до крайних мер?

В связи с этим несколько слов о "смертном грехе" так называемой приватизации. Её уж точно можно было осуществлять лишь после проведения правовой реформы. И, конечно же, при непременном участии наиболее именитых западных фирм, кои, наряду с предпринимательскими интересами, наверняка привнесли бы на рынок Украины и соответствующую правовую культуру.

Лауреат Нобелевской премии по экономике Милтон Фридман писал: 

"Вскоре после падения Берлинской стены и распада Советского Союза меня часто спрашивали: что надо сделать бывшим коммунистическим странам, чтобы иметь рыночную экономику?

И я отвечал: вы можете описать это в трех словах – приватизация, приватизация и еще раз приватизация. Но я оказался не прав.

Пример России свидетельствует об этом. Россия провела приватизацию, но так, что были созданы, по сути, частные монополии, частные системы централизованного планирования, которые заменили централизованное планирование государства.

И оказалось, что верховенство закона, наверное, более фундаментальная ценность, чем приватизация. Приватизация бессмысленна, если у вас нет власти закона".

Как упоминалось выше, Украине не довелось познать благотворное действие принципа верховенства права. Соответственно, приватизация на деле стала абсолютно неправомерной конфискацией общенародной собственности в пользу очень узкого круга лиц, для которых государственная независимость стала лишь юридической ширмой для устранения конкурентов из других стран.

Для народа же она обернулась национальной катастрофой.

В заключение хотелось бы заметить, что независимость государства только тогда обретает смысл, когда оное получает возможность беспрепятственно обеспечить торжество достоинства, свободы и прав своих граждан, самосохранение, созидательную деятельность, свободное развитие и безопасность нации.

В этом отношении прошедшие 20 лет – время упущенных возможностей. Причём по нашей же вине: мы до одурения увязли в межэтнических, межконфессиональных, межъязыковых и межрегиональных дрязгах.

В итоге, мы получили абсолютно независимое от обязанности уважать достоинство, блюсти свободу и чтить права квазигосударство.

В связи с необходимостью демонтажа возникшего аномального образования на повестку дня выходит конституционная реформа при самом непосредственном участии граждан Украины на условиях, предложенных в статье "Что делать?".

Умение извлекать уроки из прошлого – это шанс на цивилизованное будущее, неумение – тяжкое бремя бесцельно прожитых лет.

Поэтому, всё прошедшее при доброй воле может стать пусть болезненным, выстраданным, даже постыдным, но бесценным опытом для дальнейшего развития.

"Опыт, сын ошибок трудных" обязывает нас выучить ряд важных уроков. Главный из них: невозможно строить цивилизованное будущее без правовой культуры, верховенства права, гражданского общества и элементарной человеческой порядочности в отношениях друг к другу.

23 августа 2011 г.
Александр Мучник, президент Института демократии и прав человека, заслуженный юрист Украины, для УП
//www.pravda.com.ua/columns/2011/08/23/6522592/
Эдвард Мунк, "Крик"
//www.pravda.ru/photo/album/19447/



Немає коментарів: