четвер, 5 січня 2012 р.

Приватизация или конфискация?


Как-то на глаза попалась заметка с весьма интригующим названием: "Грабеж как национальная традиция". В ней шла речь о том, как правители Монако с помощью двух-трёх законов одолели исконную тягу к грабежу, после чего, как по мановению волшебной палочки, мизерный лоскуток набережной превратился в благодатный край экономического процветания, политической свободы и личной безопасности своих подданных.

Так была порождена новая традиция: умение превращать темное прошлое в светлое будущее. 
Со временем оная получила наименование "западной традиции права".

На этом фоне разительным контрастом выглядит национальная традиция, которая изначально дала о себе знать в лице лихих казаков-разбойников, которые лишали собственности зазевавшихся в степи отдельных путников.

Затем – в лице целого народа, который под убедительным лозунгом "Грабь награбленное!" бесшабашно лишал собственности отдельные социальные слои.

И, наконец, достигла своего апогея в лице отдельных социальных слоев, которые под прикрытием лозунга о праве наций на самоопределение продуманно лишили собственности целый народ.

Это тот нередкий случай в истории, когда неистовая приверженность национальной традиции оказалась губительной для будущего нации. 

На первый взгляд – парадокс. Но, не будем спешить с выводами. Не случайно гениальный немецкий философ Гегель любил восклицать: "Все действительное – разумно".

Для народа Украины всё, действительно, начиналось очень разумно. 
Но для Украинского народа всё закончилось, как всегда.

В этом легко убедиться, если заглянуть в Декларацию о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 года. Например, из раздела VI этого благословенного документа мы узнаем, что "Народ Украины имеет исключительное право на владение, пользование и распоряжение национальным богатством Украины

Земля, ее недра, воздушное пространство, водные и другие природные ресурсы, которые находятся в пределах территории Украинской ССР, природные ресурсы ее континентального шельфа и исключительной (морской) экономической зоны, весь экономический и научно-технический потенциал, который создан на территории Украины, является собственностью её народа, материальной основой суверенитета Республики и используются с целью обеспечения материальных и духовных потребностей ее граждан".

Несмотря на декларативное название, документ сей, как уже отмечалось ранее, однозначно заложил основы конституционного строя нарождающейся державы.

На Декларацию стали равняться все законы.

Так, 3 августа 1990 года на её основе был принят Закон УССР "Об экономической самостоятельности Украинской ССР", который установил, что "Основу экономической самостоятельности Украинской ССР образует собственность её народа на национальное богатство

К собственности народа Украины принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве, транспорте, связи, банки, кредитные учреждения, имущество торговых, коммунальных и других предприятий, а также жилищный фонд и прочее имущество на территории Украины".

Вот что мы имели на 1990-й год.

А теперь давайте заглянем в Конституцию Украины1996 года.

Статья 13 этого эпохального документа гласит: "Земля, ее недра, атмосферный воздух, водные и иные природные ресурсы, находящиеся в пределах территории Украины, природные ресурсы ее континентального шельфа, исключительной (морской) экономической зоны являются объектами права собственности Украинского народа. От имени Украинского народа права собственника осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах, определенных настоящей Конституцией". 

Надеюсь, читатель обратил внимание на несколько существенных отличий между двумя основополагающими актами?

В связи с этим хотелось бы задать отцам-основателям Основного закона несколько риторические вопросов.

1. За время исторического марафона на дистанции от 1990-го к 1996-му – кое-что пропало по дороге. Прямо как в детской считалке: "А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало. Что осталось на трубе?" 

А ведь это ни мало ни много как "основные средства производства в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве, транспорте, связи, банки, кредитные учреждения, имущество торговых, коммунальных и других предприятий"

Интересно, куда всё это подевалось к 1996 году?
Посему вопрос первый: когда и на основе какого волеизъявления народ Украины отказался от столь значительной части своего национального богатства? 

2. Каким-то неведомым образом исключительное право собственности народа на национальное богатство Украины, потеряло свою исключительность.

Исчезло и понятие национального богатства.

Вместе с тем исключительное право означает, что оно безраздельно принадлежит народу. Являясь естественным правом, оно не подлежит отчуждению. Оно – основа народного суверенитета, фундамент его достойной жизни и свободного развития. На то оно и исключительное. Национальное богатство также указывает на его неотъемлемую принадлежность нации.

Отсюда второй вопрос: когда, на основе какого волеизъявления народ отказался от своего исключительного права собственности на национальное богатство Украины?

3. Поскольку упомянутое является естественным правом, то оно по своей сути является неотъемлемым, неотчуждаемым, надгосударственным правовым благом, а посему не может принадлежать государству. Только сам народ вправе на референдуме принимать решения о правовой судьбе своей собственности.

В связи с этим, положение отцов-основателей Конституции о том, что государство от имени народа распоряжается его собственностью – является грубейшим нарушением естественного права народа, народного суверенитета и других основ конституционного строя.

Национальное богатство Украины является собственностью народа, а не государства. Государственной она именовалась только по форме, что никоим образом не отменяло её общенародную суть.

Поэтому под видом приватизации государственной собственности, в действительности, имела место абсолютно бесцеремонная конфискация собственности народа.

Причём вопреки воле последнего. По сути, произошедшее стало грандиозной аферой века.

В связи с этим напрашивается третий вопрос: кто дал право парламенту распоряжаться собственностью народа?

Поскольку приватизация проходила вопреки воле, правам и национальным интересам народа, то всю совокупность нормативных актов о ней можно без обиняков зачислить в разряд квазизаконодательства или неправедного законодательства.

Под таковым в настоящей статье понимается совокупность законодательных актов, хотя и принимаемых парламентом страны с соблюдением обычных парламентских процедур, но содержание и применение которых связаны с нарушением принципов справедливости и верховенства права.

Неслучайно, идеолог приватизации общенародной собственности Анатолий Чубайс вынужден был признать: "Представление о справедливости у народа мы сломали ваучерной приватизацией".

Думается, всё же, что имело место нечто большее: оказались поверженными в прах достоинство, свобода и права народа.

Видимо, отдавая себе отчёт в неправедности так называемой "приватизации", авторы Основного закона Украины уже задним числом предоставили "конституционную крышу", подобному квазизаконодательству.

Особым цинизмом при этом отдает тот факт, что одни и те же лица по совместительству стали авторами квазизаконодательства о приватизации и Конституции Украины. И я не удивлюсь, если окажется, что, одновременно, и наиболее состоятельными гражданами Украины.

В целом же следует заметить, что Конституция, увы, стала правовой формой легализации итогов неправедной приватизации.

О квазигосударстве мне приходилось уже писать ранее. Для обеспечения своей деятельности оно настоятельно нуждается в квазизаконодательстве.

Итак, квазизаконодательство – на службе у квазигосударства. Ибо только такое государство, при помощи такого законодательства могло ограбить свой народ до нитки, а изъятое распределить среди членов партии власти.

Причина столь прискорбного положения вещей коренится в полном отсутствии у нас даже зачатков правовой культуры на фоне повсеместного доминирования упомянутой национальной традиции.

Для любого народа всё вместе взятое – национальная катастрофа. Ей-Богу, есть от чего прийти в ужас. Но, когда порой приходится слышать восторженные восклицания: "Слава Украине!", которые эхом отдаются в хоре умиленных голосов: "Слава!", "Слава!", "Слава!", то, на память всё чаще и чаще приходит незабвенное изречение старика Гегеля: "Все действительное – разумно".

Видимо, с этой точки зрения есть все основания признать разумность и такой "приватизации".

Ведь, в конечном счёте, всё, что происходит в нашей державе – это выбор Украинского народа.

А, как известно, Vox populi vox Dei – "Глас народа – глас Божий"...

"Слава Украине!"

Александр Мучник, заслуженный юрист Украины, Институт демократии и прав человека, 05 января 2012 г., специально для УП

Немає коментарів: