середа, 7 березня 2012 р.

Ответим на конфискацию национализацией


В отличие от первоначального накопления капитала, которое протекало в ходе необузданной, но относительно свободной конкуренции в странах западной цивилизации, материальное богатство на территории бывшего СССР создавалось на основе каторжного труда, бесконечных реквизиций и прочих методов принуждения. Созданное таким образом, оно по определению представляло собой народное достояние. Так что ч. 1 ст. 11 Конституции УССР 1978 г., гласившая: «Государственная собственность — общее достояние всего советского народа, основная форма социалистической собственности», соответствовала истине.

Признание достояния общим означало исключительное право народа на распоряжение своей собственностью с учетом интересов будущих поколений. После распада СССР соответствующая часть собственности «всего советского народа» обрела статус национального богатства Украины.

Так, в законе УССР «Об экономической самостоятельности Украинской ССР» от 3 августа 1990 г. провозглашалось: «Основу экономической самостоятельности Украинской ССР образует собственность ее народа на национальное богатство... К собственности народа Украины относятся основные средства производства в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве, транспорте, связи, банки, кредитные учреждения, имущество торговых, коммунальных и других предприятий, а также жилищный фонд и прочее имущество на территории Украины». Это означает, что после 1 декабря 1991 г. в стране была осуществлена не приватизация «государственного» имущества, а конфискация собственности народа Украины.

Таким образом, представительная власть ничтоже сумняшеся лишила собственности своих избирателей. Иными словами, поверенный обманул своего доверителя. Нормативная база, ставшая основой этой аферы века, заслуживает наименования квазизаконодательства, а держава, этой базой воспользовавшаяся, — квазигосударства. Все вместе взятое обернулось национальной катастрофой.

Проявленные при этом лихоимство и мздоимство по своему цинизму поражают воображение даже видавших виды мошенников. Знаменитое утверждение французского экономиста Пьера Прудона о том, что «собственность — это кража», нашло наконец свое полное воплощение именно на территории Украины.

Неслучайно говорят: «Пришла беда — открывай ворота». Проведенное таким образом откровенное ограбление народа предопределило весь дальнейший ход событий: возникновение насквозь коррумпированного государства, разрушение физического, морального и психического здоровья граждан, ускоренное вымирание населения, массовое бегство из страны.

Эта беда стала возможной вследствие консенсуса двух партий власти — партии этнической нетерпимости и партии экономической экспансии. Первую отличало то, что она хотела и смогла приватизировать государственный язык, вторую — то, что она хотела и смогла приватизировать «государственную» собственность. Каждая из них, не жалея сил, занималась любимым делом: первая многоговорила, вторая — много захватила.

Первая наивно полагала, что ее благополучие будет бесконечно приумножаться за счет умения говорить на родном языке. Она умело эксплуатировала этнические чувства, на корню подавляя экономическое, правовое и государственное мышление своих сторонников. Таким образом она успешно отвлекала всеобщее внимание от решения мало-мальски значимых проблем.

Вторая же партия, не теряя времени, эти проблемы создавала, загребая под себя все, что плохо лежит. Ее примерный состав, по словам основоположника приватизации общенародной собственности Анатолия Чубайса, составили «бандиты, секретари обкомов, директора заводов» (polit.ru). На каком-то этапе своего политического бытия эта партия прагматично рассудила: зачем же оплачивать «чужую» болтовню за счет ставшей ей уже «родной» собственности?

Вслед за государственной собственностью партия экономической экспансии овладела государственным языком, чем и поставила точку в процессе захвата государства. Поэтому политический мезальянс продлился недолго. Лишившись оплаченного права говорить, партия этнической нетерпимости осталась не у дел. Это оказалось выше ее сил.

Она запричитала, забилась в истерике, в кликушестве, в призывах к майданам, но поезд ушел. Ведь кроме народа, апеллировать-то оказалось не к кому. Однако у него, не единожды обманутого, только и осталось сил, что на обсуждение ставшей для него уже чужой собственности. Так партия этнической нетерпимости на себе испытала справедливость простой истины, в свое время провозглашенной президентом США Авраамом Линкольном: «Можно недолго обманывать весь народ. Можно долго обманывать часть народа. Но нельзя долго обманывать весь народ».

Долго и не пришлось. Обездоленный и дезориентированный, он отвернулся от партии этнической нетерпимости. Но остался один на один с партией экономической экспансии. От этой так просто не отвернешься. Ибо оная специализировалась не на пустопорожней болтовне, а на экспроприации материальных ценностей многих поколений обитателей этой территории. Ее представители раньше других поняли: чья собственность, того и государство.

С точки зрения естественного права национальное богатство должно было стать непременной предпосылкой для достойной жизни и свободного развития народа. Рациональное использование этого богатства давало исторический шанс на построение цивилизованного будущего. На практике же богатство под лукавым эвфемизмом «приватизация» абсолютно неправомерно было распределено среди членов партии экономической экспансии.

Утрата в одночасье всего материального подспорья подорвала основы жизнеспособности народа, стала основной причиной его бесчисленных бед и невзгод. Его бесцеремонное изъятие привело к продолжению нравственной, психологической и физической деградации народа. Иначе чем преступлением против человечества подобное деяние квалифицировать нельзя.

Возникает закономерный вопрос: можно ли было организовать внедрение института частной собственности, создание рыночной экономики иными способами? На него однозначно ответил экс-советник президента России по экономическим вопросам Андрей Илларионов: «Действительно, я считаю, что реформы можно было проводить по-другому. Их можно было проводить, как Лешек Бальцерович в Польше, как Вацлав Клаус в Чехии, как Март Лаар в Эстонии, как Эйнарс Репше в Латвии, как Ян Оравец в Словакии, как немного позже Каха Бендукидзе в Грузии. Как Ораз Жандосов и Григорий Марченко и их коллеги в Казахстане...» (magazines.russ.ru)

Подобное могло быть и в Украине. Но не случилось. Поэтому конфискация общенародной собственности будет оставаться извечно кровоточащей раной на теле нашего социума. Необходимо лечение. И немедля. Но не путем угроз и насилия, а сугубо правовыми средствами. Целителем может выступить партия, которая окажется способной сплотить людей в деле возвращения национального богатства его исконным владельцам и построения на этой основе правового государства.

Все прочее — от лукавого.

Процесс воссоединения народа с принадлежащим ему на основе естественного права национальным богатством получил в настоящей статье наименование национализации. Национализация должна положить конец всем коррупционным схемам обретения и перераспределения собственности, обеспечить признание неправомерным соответствующего квазизаконодательства, а также демонтаж существующего квазигосударства.

Она призвана обеспечить достоинство, свободу и права человека, заложить основы правовой культуры, гражданского общества и правового государства. Старт такому процессу может дать общенациональный референдум, на котором граждане должны ответить в числе прочих на следующие вопросы:

— давали ли вы согласие на приватизацию национального богатства Украины?

— считаете ли вы необходимым восстановление исключительного права собственности народа на национальное богатство Украины?

— какой из проектов закона «О национализации в Украине» вы поддерживаете?

С момента проведения референдума закладываются основы подлинного народного суверенитета. Его суть — создание народом государства для обеспечения наиболее благоприятных условий своего развития. Для этого народ делегирует часть своего суверенитета созданному государству. Поэтому государственный суверенитет — явление всегда производное от народного суверенитета.

Один из вариантов национализации может заключаться в преобразовании по итогам референдума всех предприятий, банков и прочего имущества, составлявшего на 1 декабря 1991 г. национальное богатство Украины, в хозяйственные общества. 51% акций, долей (паев) этих обществ подлежат признанию объектом исключительного права народа Украины. Остальные 49% должны оставаться в собственности своих прежних владельцев.

Все акции, доли (паи), принадлежащие народу, могут быть переданы в управление наиболее авторитетным управляющим компаниям западных стран. За вычетом части дохода, в качестве платы за подобное управление вся остающаяся часть прибыли подлежит направлению на обеспечение гражданских, политических, экономических, культурных и социальных прав человека.

В этом процессе граждане Украины смогут пройти наглядную школу западных стандартов управления собственностью и борьбы с коррупцией. Это будет первый реальный шаг на пути к европейской интеграции. На чем ином, как не на эффективности управления своей собственностью, народ сможет убедиться в необходимости европейского выбора!

Оставшиеся за рамками национализации 49% прибыли упомянутых обществ могут подлежать специальному налогообложению. В равной степени, как и плата за землю со стороны тех, кто, улучив момент, отхватил самые лакомые ее куски.

При этом ставки налогов и платы за землю должны быть настолько высоки, чтобы их взимание вынудило задействовать средства, покоящиеся на счетах в зарубежных банках и офшорах, а также в виде недвижимости наших «героев».

Особое внимание должно быть уделено взиманию природной ренты. Здесь вполне можно опираться на ту аргументацию, какую выдвинули в открытом письме (1991 г.) на имя Президента СССР Михаила Горбачева видные зарубежные экономисты, и в их числе четыре лауреата Нобелевской премии в области экономики 

Непременной предпосылкой такой политики должен стать повсеместный неукоснительный и неустанный контроль гражданского общества над государством, которое ныне пребывает в безраздельном распоряжении партии власти. Добрым подспорьем на пути достижения этой цели могло бы стать принятие закона «О гражданском обществе в Украине», проект которого увидел свет в газете «Голос Украины», № 187 от 11.10.2002 г.

Всего этого, однако, невозможно достичь без широкомасштабной конституционной реформы на тех началах, которые были изложены в статье «Что делать?» еженедельника «2000». Без ее проведения любая национализация по всем канонам национальной традиции обернется новой национальной катастрофой.

По тем возгласам, которые раздадутся в ответ на требование народа о национализации, можно будет вполне убедиться, что истина отнюдь не в вине и даже не в горилке, не в сале и не в меде, и тем более не в женской прическе, как простодушно полагали многие обитатели этой территории. Она — в благополучии народа. А в этом вопросе последнее слово должно всегда оставаться за ним. Ибо Vox populi vox Dei — «Глас народа — глас Божий».

Александр МУЧНИК, 07.03.2012 г.
Президент Института демократии и прав человека,
заслуженный юрист Украины
Данная статья вышла в выпуске №10 (597) 9 — 15 марта 2012 г.

Немає коментарів: