пʼятниця, 13 квітня 2012 р.

Сергей Головатый: Демократия у нас есть


Народный депутат Сергей Головатый на протяжении более чем 20 лет работы в парламенте всегда имел собственную позицию, даже если она шла вразрез с фракционной дисциплиной. Именно поэтому парламентарий часто менял политическую крышу. Судьба сводила Головатого и с БЮТ, и с «Нашей Украиной», и даже с Партией регионов: под крылом этих политических сил он проходил в парламент соответственно в 2002, 2006, 2007 годах. Сегодня Головатый разрывает отношения с партией власти. В интервью Weekly.ua он позволил себе вынести сор из избы «регионалов» и не скрывал обиды на то, что его исключили из Мониторингового комитета Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ)

Недавно в Украине находились докладчики ПАСЕ. Они проверяли, как выполняется резолюция Парламентской Ассамблеи относительно прекращения уголовных преследований оппозиции в Украине. Докладчики пришли к заключению, что украинская власть не желает выполнять эти рекомендации...

С. Г. Это ошибочное мнение, что они проверяли выполнение январской резолюции только в отношении преследования отдельных политиков. У нас журналистам выгодно спекулировать на том, будто все вертится вокруг Тимошенко и Луценко. В действительности же январская резолюция очень большая и содержит требования во многих сферах — относительно будущих парламентских выборов, реформы судебной системы, изменения законодательства, принятия Уголовно-процессуального кодекса, и в конечном итоге — требования относительно уголовно преследуемых лиц.

На встречу докладчиков ПАСЕ с парламентской делегацией из 24 членов делегации ПАСЕ от Украины пришли четверо — председатель делегации Иван Попеску, Сергей Соболев и Елена Бондаренко (оба от БЮТ) и я. После длинной речи Попеску у содокладчика мониторингового комитета ПАСЕ Мариэтты де Пурбе-Лундин лопнуло терпение, и она спросила: «Вы скажите, с чем я поеду в Страсбург? Что конкретно вы за это время сделали? Вы ничего не сделали для выполнения резолюции!».

Это была ее реакция. Как уже там дальше пошли встречи, я не знаю. Кстати, Мариэтта Пурбе-Лундин — член Европейской народной партии. Это та самая депутатская группа в ассамблее, к которой относится и партия «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Именно Европейская народная партия — инициатор всех обсуждений в ПАСЕ и Европарламенте в отношении Украины и ареста Тимошенко и Луценко.

Мог ли министр иностранных дел Украины Константин Грищенко заявить, что Украина может и не выполнять рекомендаций ПАСЕ?

С. Г. Это экспрессия. Он потом опроверг свое высказывание. Но если Пурбе-Лундин говорит, что Грищенко так высказался, в этой ситуации я скорее верю ей, поскольку на Западе она считается одним из самых принципиальных политиков. Но услышать от министра иностранных дел заявление, что государство не будет выполнять рекомендации ПАСЕ, — это политика Лукашенко и Путина. Я не знаю, кто еще мог бы так открыто заявить, что государство не намерено выполнять взятые обязательства. Ведь, вступая в Совет Европы, Украина обязалась придерживаться его устава и решений его уставных органов, а резолюция ПАСЕ — это решение уставного органа, и каждое государство обязано его выполнять. А если государство этого не делает, наступает точка бифуркации, последняя капля переполняет чашу терпения, и мне кажется, что этот момент скоро наступит.

Докладчики также заметили, что к Украине могут быть применены санкции. О каких именно санкциях идет речь?

С. Г. Во-первых, сами по себе санкции — уже позорное явление. Какие санкции — зависит от многих обстоятельств. Существует три вида санкций Совета Европы. Первый — лишение права голоса членов парламентской делегации страны в ПАСЕ. Второй — лишение полномочий депутатской делегации. Но я должен заметить, что такие санкции применяются чрезвычайно редко. В последний раз это было в отношении России, когда началась война в Чечне и парламентская делегация РФ была наказана. И последняя серьезная санкция — исключение страны из Совета Европы. За всю историю Совета Европы с 1959 года такая санкция была применена лишь однажды, когда в Греции случился военный переворот и к власти пришли «черные полковники». Санкция действовала, пока в Греции не была восстановлена демократия.

Я убежден, что нет никаких оснований говорить о возможности исключения Украины из Совета Европы, потому что демократия у нас есть. Другое дело, является ли она развитой, крепкой и постоянной. Поэтому о применении этой санкции речь не идет. Лишение права голоса депутатов от Украины или полномочий делегации может быть применено.

Не может ли так случиться, что Украина окажется в той же ситуации, что и Белоруссия, когда высокопоставленным должностным лицам запретили въезд в страны ЕС?

С. Г. Нет. Белоруссия — единственная европейская страна, которая не является членом Совета Европы. И к ней применяются лишь санкции со стороны Евросоюза. И не к государству, а к отдельным высокопоставленным должностным лицам.

И все же президент инициировал создание рабочей группы по выполнению рекомендаций ПАСЕ. Как обстоят дела с ней?

С. Г. Этими вопросами задавались и докладчики ПАСЕ — почему в Украине так много всяческих рабочих групп? Относительно выполнения Украиной обязательств есть план действий, утвержденный Кабмином, и за его выполнение отвечает Минюст. Есть рабочая группа Портнова, которая наработала проект закона Уголовно-процессуального кодекса и намеревается работать над проектами законов об адвокатуре, прокуратуре и тому подобное. Есть комиссия по утверждению демократии и верховенства права при президенте, которую я [со]возглавляю и которая уже завершила проработку новых законопроектов об адвокатуре и о прокуратуре в соответствии с европейскими стандартами. Есть еще целый ряд рабочих групп, ответственных за выполнение этих обязательств. Нет лишь самого выполнения.

Как так случилось, что представители ПАСЕ не смогли встретиться с Тимошенко?

С. Г. Это вопрос не ко мне, а к власти.

А докладчики ПАСЕ имели право встретиться с заключенной?

С. Г. Конечно. Они и приезжали, чтобы ознакомиться с состоянием прав человека, в частности, с соблюдением их относительно конкретных узников. И власть обязана была обеспечить данную встречу. Но поступила в этом случае безответственно, высокопоставленные должностные лица ставят имидж Украины ниже собственных амбиций и интересов.

Вы прогнозировали, что Тимошенко выиграет дело в Европейском суде. До сих пор так считаете?

С. Г. Это не прогноз. Это мое профессиональное убеждение. Я говорил, что Украина проиграет в этом деле потому, что за Европейской конвенцией в части, которая касается уголовного преследования и судебного процесса, государство явно нарушило права обвиняемой. И сейчас нарушает ее права заключенной.

Но будет ли Украина выполнять решение Европейского суда?

С. Г. А вот в этом же и суть вопроса. Значит, относительно Украины могут быть применены санкции.

Что надо сделать с законодательной системой, чтобы политика не доминировала над правом?

С. Г. Нельзя принять отдельный закон для судьи Киреева или судьи Вовка (выносили приговор Тимошенко и Луценко. — Weekly.ua). Поэтому следует решать вопрос с судебной системой в целом. Проблема в Украине заключается в безнаказанности судей, которые осуществляют правосудие в нарушение законов.

Как решить этот вопрос?

С. Г. Наша комиссия давно уже подготовила новый законопроект «О судоустройстве и статусе судей», предусматривающий реформу, которая минимизировала бы злоупотребления, непрофессиональность, взяточничество со стороны судей. Наибольшая проблема в том, что у нас по Конституции судейский корпус формируется политическими органами — президентом и парламентом. Это не отвечает европейским стандартам.

По европейскому стандарту, после университета надо сдать вступительный экзамен в специальную судейскую школу, как минимум год, а то и два в ней проучиться, потом сдать выпускной экзамен, и только затем лицо может подавать заявление на участие в конкурсе, чтобы получить назначение на должность профессионального судьи неполитическим органом. А у нас еще и до сих пор судьей может стать выпускник юридического факультета, не имея никакой профессиональной подготовки. Большинство впервые назначенных судей составляют бывшие милиционеры, следователи, налоговики и тому подобное. Да и в целом юридическое образование у нас и доктрина права до сих пор несут на себе отпечаток сталинизма. Поэтому на данное время практически весь украинский судейский корпус профессионально непригоден. Следовательно, мы должны осуществить полную переаттестацию всех судей, если в Конституцию будут внесены те изменения в части судопроизводства, которые требуют Совет Европы и Венецианская комиссия. Кстати, именно так сделал Саакашвили в Грузии.

Фактически это люстрация?

С. Г.  Да. Должна быть обязательно проведена люстрация всех судей, находящихся сегодня при исполнении, на профессиональность по европейскому образцу. Наша комиссия еще в прошлом году подготовила соответствующий законопроект. Венецианская комиссия оценила его очень позитивно. Я подал законопроект главе государства с предложением вынести его на рассмотрение Верховной Рады. На этом полномочия комиссии исчерпаны. И вопрос — кто достанет его из долгого ящика и превратит в реальность. Пока таких людей не вижу. Это не стоит в повестке дня ни одной из фракций в Верховной Раде.

Какие еще законопроекты наработала ваша комиссия?

С. Г. «Об адвокатуре», «О судоустройстве и статусе судей», «О свободе мирных собраний» (уже получили очень позитивные оценки Венецианской комиссии) и «О прокуратуре». Когда мы его завершили, в Администрации президента было принятое решение (в виде «поручения президента»), что в дальнейшем комиссия, то есть я, не имеет права непосредственно обращаться в Венецианскую комиссию за выводами, и что в дальнейшем все обращения должны делаться исключительно через главу Администрации президента. По моему глубокому убеждению, это случилось лишь из-за того, что мы готовим достаточно качественные законопроекты, получившие позитивные оценки Венецианской комиссии. Это кому-то не понравилось. И мы знаем, кому это не понравилось.

Но законопроект «О прокуратуре» уже ушел в Венецианскую комиссию в обход Администрации президента...

С. Г. Ушел. Когда меня уже вытеснили из Мониторингового комитета на январской сессии ПАСЕ, я договорился с членами комитета, чтобы они предложили самому комитету обратиться в Венецианскую комиссию. Такое решение было легко принято. И теперь Венецианская комиссия изучает наш законопроект «О прокуратуре». Выводы ждем в июне.

А как к этому отнеслись в Администрации президента?

С. Г. С Сергеем Левочкиным (глава Администрации президента. — Weekly.ua) у меня конфликта не было. А вот Андрей Портнов (глава главного управления АП по вопросам судоустройства. — Weekly.ua) с самого начала стоял на пути деятельности комиссии. Если уж зашла речь, недели три назад мне передали сообщение, содержание которого заключается в том, что если я не «закроюсь», имея в виду мою публичную политическую и профессиональную деятельность, то у меня будут «большие неприятности». Я слабо верю в то, что это идет от главы государства. Правда, угроза практически реализована. А кто ее настоящий заказчик — это вопрос. И именно он вызвал интерес в дипломатических представительствах западных стран.

И собственно в связи с вашей активной деятельностью в европейских структурах в Мониторинговый комитет ПАСЕ была введена от Украины Юлия Левочкина вместо вас?

С. Г. Не исключаю.

А как вам удается оставаться беспартийным, будучи депутатом ранее от БЮТ, а в настоящее время от Партии регионов?

С. Г. У меня было много приглашений пополнить ряды той или другой партии. Первым меня приглашал Левко Лукьяненко в ряды его партии, когда формировался список БЮТ по квоте УРП. Дальше был разговор с Юлией Тимошенко относительно ее партии. Затем Анатолий Матвиенко предлагал, чтобы я присоединился к партии «Собор». А дальше были уже не просьба, а требования от Партии регионов. Когда Ющенко объявил во второй раз досрочные выборы, в Партии регионов было принято решение, что все беспартийные депутаты фракции должны стать партийными. Тогда членами партии стали, в частности, Кузьмук, Пискун и другие. Но по этому поводу я трижды разговаривал с Виктором Януковичем, лидером партии на то время, и сказал ему, что готов отказаться от парламента, но в партию не вступлю.

Почему?

С. Г. Потому что убежден, что в Украине нет ни одной партии в классическом, то есть европейском, понимании. Партии, которые представлены в парламенте, практически все — это финансово-политические проекты. Даже коммунисты хорошо зарабатывают.

Но вы ведь неоднократно пользовались услугами этих проектов, когда проходили в парламент по списку той или другой партии...

С. Г. Вряд ли в этом случае можно вести речь об услугах. О политической и профессиональной деятельности — да. Одно дело работать над законами, а другое — приходить в парламент, будучи олигархом, министром и депутатом в одном лице. Это разные вещи. У меня нет бизнеса. Ни одного. Даже на одну гривню, и никогда не было. В политике меня всегда интересовали только те вещи, которые являются для меня смыслом моей жизни и самореализации как профессионала — независимость Украины, правдивая демократия в ней, возобновление исторической справедливости относительно униженного украинского языка. Кстати, ст. 10 Конституции, где прописано, что украинский язык является государственным, а все другие, включая русский, языками национальных меньшинств — моя авторская статья, это мой интеллектуальный взнос, хотя не все тогда, да и сегодня, могут понять, что юридически вложено в формулы ст. 10. Следовательно, мое политическое кредо — европейское направление развития Украины, которое должно непременно привести к полноценному членству Украины в Евросоюзе. Поэтому это еще вопрос, кто и кому и какие услуги предоставлял.

Мы все время говорили о законах, но проблема не только в них, но и в доминирующей коррупции. Что делать с этой системой?

С. Г. По терминологии Мирового банка, у нас наблюдается состояние коррупции, которое называется state capture. Это когда коррумпированный элемент сплошь завладел самим государством, как говорят, проглотил его с потрохами. У нас продается все, включая политические, юридические и судебные решения.

Когда началась эта сплошная коррупция?

С. Г. Она развивалась постепенно вместе с развитием дикого капитализма. Сначала была несправедливая приватизация, а дальше все шло только по восходящей. Не было в Украине ни одного периода, когда коррупции был бы положен край. Даже во времена «оранжевых» это уже прогрессировало.

То есть мнение о том, что именно при Януковиче страна погрязла в коррупции, не отвечает действительности?

С. Г. Думаю, не отвечает. То, что имеем сейчас, — лишь следствие и продолжение всего 20-летнего периода укоренения коррупции в общественной жизни и государственном функционировании.

ДОСЬЕ

Сергей Головатый — народный депутат Украины, сопредседатель комиссии по укреплению демократии и утверждению верховенства права при президенте Украины. Родился в 1954 году в Одессе. Закончил Киевский университет им. Тараса Шевченко, факультет международных отношений и международного права. Доктор юридических наук, профессор. Член Международной ассоциации по конституционному праву. Народный депутат с 1990 года. Трижды побеждал в одномандатном мажоритарном округе в Киеве. Также становился депутатом по партийному списку БЮТ, НУ — НС, Партии регионов. 1995–1997, 2005–2006 — министр юстиции Украины. 1995–2012 — член Украинской парламентской делегации в ПАСЕ. 1995–2000, 2005–2009 — член Венецианской комиссии. 2005–2008 — вице-президент ПАСЕ. Беспартийный.

13.04.2012
Текст: Наталья Талалай
//weekly.ua/pulse/interview/2012/04/13/153018.html
//file.liga.net/person/202-sergei-golovatii.html

14.03.2012 Сергій Головатий. Конституція - це акт народу
06.03.2012 Спів… Головатий
06.03.2012 Комісія при Януковичу забракувала проект КПК Януковича
01.03.2012 Указ Президента України №168/2012 Про деякі питання Комісії зі зміцнення демократії та утвердження верховенства права (Сергія Головатого, Марини Ставнійчук)
16.08.2011 Олександр Северин. Симулякр під венеціанським соусом
27.04.2011 Леонід Кравчук. Не поспішай, бо встигнеш
29.03.2011 Європейська Комісія за демократію через право (Венеціанська комісія). Висновок «Про концепцію створення і функціонування Конституційної Асамблеї в Україні» (Сергія Головатого)
11.03.2011 Сергій Головатий. Конституція 1996 року - це українська цінність. Але...
10.03.2011 Виталий Червоненко. Схватка за Конституционную Ассамблею
16.02.2011 Концепція створення і функціонування Конституційної Асамблеї (Сергія Головатого)
09.12.2010 Указ Президента України №1116/2010 Питання Комісії зі зміцнення демократії та утвердження верховенства права (Сергія Головатого /положення, склад)
02.04.2010 Указ Президента України Про ліквідацію Національної комісії із зміцнення демократії та утвердження верховенства права (Сергія Головатого)
27.12.2005 Конституційна реформа 2004 року. Висновок Національної комісії зі зміцнення демократії та утвердження верховенства права (Сергія Головатого)
2005-2010 Національна комісія із зміцнення демократії та утвердження верховенства права (укази, положення, склад)

Немає коментарів: