вівторок, 24 травня 2011 р.

Нация и Конституция


32-й президент США Франклин Рузвельт как-то заметил, что"конституцию следует рассматривать не как ограничивающий бандаж, а как инструмент, созданный для охраны здорового роста нации".

Именно потому, что Конституция США с 1787 года отвечает своему предназначению, американцы превратились в одну из самых процветающих наций мира. Несмотря на свой почтенный возраст и архаическое содержание, она поражает своей жизнеспособностью на фоне своих несравненно более поздних аналогов.

Секрет её долголетия в отношении к ней простых американцев. По словам одного правоведа, как только она была ратифицирована, практически каждый в Америке немедленно воспринял её "как документ, контролирующий его судьбу".

Именно восприятие Конституции США, с одной стороны, в качестве общенациональной ценности, а с другой, в качестве личной, привело к тому, что столь разноликое, разноязыкое и разноцветное население стало в итоге единой и сплоченной нацией.

Способность объединиться под одной государственной крышей представителям столь разных рас, этносов, религий, языков и взглядов на жизнь стала краеугольным камнем их благоденствия.

А всё дело в том, что отцам-основателям этой державы пришла в голову счастливая мысль предложить в качестве основы нации не этнические, религиозные или языковые признаки, а правовые ценности.

И американцы искренне гордятся этим вкладом в развитие западной цивилизации. Об этом, в частности, поведал в своей книге "Лидер" экс-мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани:

"Американцами нас делают наши убеждения, а вовсе не общность нашего этнического происхождения, расы или религии. Вера в свободу совести, политическую свободу и экономическую свободу – вот что делает нас американцами. Вера в демократию, верховенство закона, уважение к ценности человеческой жизни – вот что делает нас американцами".

Уникальный конституционный опыт США учла Европа, которая уже вдогонку стала объединяться прямо на историческом марше.

Консолидированный опыт западных стран позволяет утверждать, что нация в подлинном смысле этого слова начинается не с оскорблений и угроз в адрес представителей иных рас, этносов, языковых групп и народов. Нация начинается с уважения к достоинству человека.

К этому, например, призывает первая же статья Основного закона ФРГ (1949):"Человеческое достоинство неприкосновенно. Уважать и защищать его – обязанность всякой государственной власти".

Очевидно, что немецкие законодатели, наученные горьким опытом, проявили предусмотрительность, начав построение державы не с перечисления государственных форм, языков и символов, а с утверждения возвышенных и объединяющих людей правовых благ.

Со временем эта конституционная "находка" обрела статус прописной истины и, практически, дословно легла в основу Хартии Европейского Союза об основных правах (2000).

В чём легко убедиться, ознакомившись со статьей 1 этого воистину общеевропейского Билля о правах: "Достоинство человека неприкосновенно. Его необходимо уважать и защищать".

Таким образом, западная цивилизация, не мудрствуя лукаво, однозначно определилась с теми ценностями, приверженность коим способствует самосохранению и развитию любой общности людей, даже тех, которые случайно, а, нередко, и помимо своей воли, оказались на территории одной державы.

Итак, с уважения к достоинству друг друга начинается зарождение единой нации. Самоидентификация оной в европейском смысле этого слова происходит исключительно в процессе настойчивого овладения людьми искусством доброжелательного, уважительного и терпимого отношения друг к другу. С этого же и начинается созидательная конституция любого народа.

Заметим, отнюдь не та юридическая конституция, которую после торжественного провозглашения тут же кладут на полку, забыв о ее существовании на второй день после принятия, а та фактическая, которая реально и повседневно регулирует отношения между людьми в стране.

Неслучайно один из самых успешных государственных деятелей ХХ века Маргарет Тэтчер как-то заметила, что "Конституции должны писаться в сердцах, а не на бумаге". Конституция, идущая от сердца, проявляется в стереотипах повседневного поведения. Иными словами, суть любой конституции таится в культуре того или иного народа.

В одних державах оная – это сочувствие, уважение к человеческому достоинству и солидарность в лихую годину всех со всеми. А в других – всё с точностью до наоборот. Украина – яркий пример последнего.

Увы, фактической конституцией Украины уже давно стало откровенное пренебрежение правами человека. Её источник коренится в менталитете обитателей страны. И какую юридическую конституцию мы бы не принимали, всё будет как всегда: она будет фиктивной с момента своего зачатия.

Ибо там, где реально отсутствует правовая культура, любые юридические тексты, даже самые возвышенные и вдохновенные, попросту не срабатывают. И не стоит при этом всю вину "валить" на очередную партию власти.

По сему поводу некогда очень удачно отозвался российский режиссёр Александр Сокуров:

"Начало краха – внутри общества, а не в голове лидера. Общество начинает девальвироваться от народа. А не от власти. Власть приходит потом, несколько позже – почувствовав эту девальвацию и пользуясь ею.

В политиках сидит синдром официанта: "Что вам угодно, вы только скажите – мы всё сделаем!" – говорят политики. Когда общество доходит до определённой степени разложения, когда начинается необратимый процесс гибели народа, превращение его в толпу – вот тогда появляются Ленин и Гитлер: они из этой же толпы".

Береги нас Бог от подобного исхода. Украина повторно этого не вынесет.

Посему, рассчитывать надо только на свои силы, и в первую очередь, на изменение своей ментальности. Такая перспектива вполне реальна в процессе объединения граждан с целью защиты своих конституционных прав.

Никакое объединение, однако, не сможет состояться без заведомого уважения к друг друга. Лишь при соблюдении этого условия можно рассчитывать на создание разветвленной сети институтов гражданского общества.

Гражданское общество – это позвоночник нации. Лишь оно способно схватить "за горло" любое квазигосударство, загнать его "в угол", не позволяя оттуда вырваться до той поры, пока оно не озаботится благополучием тех, кто его реально содержит – своих налогоплательщиков.

А до того основные права будут фиктивны, свобода иллюзорна, а о человеческом достоинстве будут напоминать только старые песни и стихи, да и новые неистовые памфлеты.

Без политической борьбы – нет прав человека. Об этом написаны горы литературы. Но никто лучше не описал этот процесс, чем немецкий правовед Рудольф фон Иеринг.

Ему принадлежат пророческие слова о том, что "всякое право в мире было добыто путём столкновений, каждое важное правоположение надо было сначала отвоевать у тех, кто ему противился, и каждое право – всё равно, отдельного ли лица или целого народа, – предполагает постоянную готовность его отстаивать. Право есть не просто мысль, а живая сила".

Право творит цивилизованная нация. Только такое Право обладает "живой силой".

Нация формируется в процессе созидания конституции, проникнутой высоким духом Права. Тем самым, нация и конституция – близнецы-братья. И та и другая начинается с правовой культуры, суть которой – повсеместное и повседневное уважение к достоинству, свободе и правам человека.

Таким образом, конституирование современной нации идёт рука об руку с созданием национальной конституции, высшей ценностью которой признается человеческое достоинство. Без бережного отношения к последнему не будет ни нации, ни конституции, ни правового государства.

24 мая 2011 г.
Александр Мучник, президент Института демократии и прав человека, заслуженный юрист Украины
//www.pravda.com.ua/columns/2011/05/24/6232241/

Немає коментарів: