пʼятниця, 28 вересня 2012 р.

Віталій Червоненко. Конституционная ассамблея по вызову


Когда Виктор Янукович предложил создать
Конституционную ассамблею для разработки системных и сбалансированных изменений в Конституцию, многие эксперты и журналисты усомнились в искренности намерений Президента. В начале 2011 года еще свежи были воспоминания о возвращении Конституционным судом Основного Закона 1996 года и сверхполномочий для Виктора Федоровича.

Сложно было представить, что украинская власть захочет создать ассамблею, чтобы вот так запросто переписать Конституцию на демократический лад, усилить роль парламента и отобрать часть полномочий у главы государства, на что неоднократно в своих решениях указывала Венецианская комиссия. Тем более, что для внесения изменений в Конституцию для переноса парламентских выборов на 2012 год никаких конституционных ассамблей вообще не понадобилось.

После долгих мук 17 мая 2012 года Президент таки выдал указ о создании Конституционной ассамблеи. Также была определена главная задача этого органа – «наработка предложений изменений в Конституцию Украины на основе обобщения практики реализации основного закона с учетом достижений и тенденций развития современного конституционализма».

Глава ассамблеи Леонид Кравчук где только мог рассказывал о независимости органа, но оппозиционеры огласили ассамблее бойкот. Многие независимые эксперты, включенные в ассамблею, также выражали сомнения в независимости ее работы, но предложение Президента все же приняли.

20 июня ассамблея собралась на первое заседание, и процесс пошел: члены поделились на комиссии и приступил к подготовке масштабного проекта концепции конституционной реформы.

Каково же было их удивление, когда на втором заседании 21 сентября говорили не о концепции, а утвердили спущенный с Банковой законопроект о поправках в 98 статью Конституции.

Украинская делегация во главе с вице-премьером Хорошковским как раз ехала в Брюссель, и надо было срочно что-то сделать, чтобы показать борьбу с коррупцией. Не придумали ничего лучшего проекта о расширении полномочий Счетной палаты. Европейцам так и представили – Конституционная ассамблея утвердила, считайте, все уже сделано. Некоторые юристы намекали, что их попросту используют, а Конституционная ассамблея должна заниматься другими делами – готовить масштабную реформу, а не решать тактические проблемы отдельных министров.

Спустя несколько дней стал известен новый план Банковой - устроить «одобрямс» руками Конституционной ассамблеи законопроекту о реформировании Высшего совета юстиции. Начинание нужное, но опять же – всего лишь для замыливания глас европейцам.

Так зачем нужна Конституционная ассамблея: разработки масштабной конституционной реформы или как ширма, прикрывающая все прихоти Банковой? Стоит ли ждать выхода из ее состава независимых экспертов, не желающих выступать в роли этой самой ширмы? Об этом «Главкому» рассказал член Конституционной ассамблеи, глава Центра политико-правовых реформ Игорь Колиушко.

На последнем заседании Конституционной ассамблеи ей было предложено рассмотреть законопроект об изменениях полномочия Счетной палаты по контролю за доходами государственного бюджета, разработанный на Банковой без вашего участия. По этому поводу возникли разногласие, но документ все же был одобрен. У вас не сложилось впечатление, что ассамблее отвели роль своеобразного мальчика по вызову, который одобряет все, что нужно по первому требованию власти?

– Я согласен, что угроза превращения ассамблеи в то, что вы сказали, в связи с этим решением возникла. У многих коллег закрались подобные сомнения. Но мне кажется, что на этом примере еще нельзя делать окончательные заключения. Это могло быть стечением некоторых обстоятельств и ошибочным решением. Соглашусь, что этот законопроект одобрять было нельзя, надо было просто взять этот вопрос во внимание и использовать в работе над концепцией конституционной реформы.

Если у Президента есть необходимость прямо сейчас внести изменения в Конституцию, то он мог внести этот законопроект без какого-либо рассмотрения на Конституционной ассамблее.

Недавно стало известно, что в Администрации Президента разработан законопроект об изменениях 131 статьи Конституции касательно состава Высшего совета юстиции. Его также планируют спустить ассамблее для одобрения. Это вас убедит в вышеупомянутой роли, которую этому органу отводит власть?

– Если так будет, тогда ваше определение подтвердится. Все будет зависеть от предложений. Тема реформы местного самоуправления и судебной реформы всегда называлось приоритетом внесения изменений в Конституцию. Много людей, в том числе и Леонид Макарович Кравчук, в своих выступлениях акцентировали на том, что, если по некоторым вещам есть консенсус, то не надо ждать дискуссии по другим разделам Конституции.

Но для меня главное не то, какие вопросы рассматриваются и кем они инициированы, а как принимаются решения в Конституционной ассамблее по ним. Если ассамблея будет рассматривать эти вопросы корректно, давать оценку ситуации, выявлять проблему, искать альтернативные решения, а потом их принимать, тогда все нормально. В такой ситуации можно выделять отдельные вопросы из общего массива проблем конституционного реформирования.

Если же будут и дальше вносить готовый проект и сразу же принимать решение о направлении документа Президенту для внесения в парламент, то такая Конституционная ассамблея никому не нужна.

Можно говорить, что тот проект о реформировании полномочий Счетной палаты, который одобрила ассамблея – мертворожденный? Им прикрылись и пустили туман в глаза европейцев, но перспективы принятия у него нет…

– Конечно, перспективы быть принятым у одобренного ассамблеей проекта, нет. Во многих выступлениях говорили, что не надо принимать такие крайние решения – неотлагательно внести и так дальше. Но была политическая целесообразность, связанная с командировкой первого вице-премьер-министра Хорошковского в Брюссель. Чиновник хотел там отрапортовать о принятых мерах по наведению порядка в контроле за финансами, борьбе с коррупцией и так далее. Так нам было объяснено в кулуарах, потому большинство пошло на такое решение. Я за это не голосовал, по форме – это совершенно не правильно.

Если ситуация с законопроектом по ВСЮ будет такой же, какая будет позиция членов – большинство, несмотря на негодования меньшинства, все примет по указке из Администрации Президента?

– Не исключено, что так и будет. Тут есть один нюанс. По сути против тех же предложений об изменениях в 98 статье по Счетной палате никто не выступал. Все выступали за смысл предложений, но против - по форме. Ведь нет необходимости рассматривать проект в таком авральном порядке.

Вы верите, что ассамблея может разработать системный проект изменений в Конституцию, а не будет банально использоваться для решения тактических задач правительства?

– Думаю, это не очень корректный вопрос. Не имеет значения, верю ли я в что-то. Если меня туда делегировали, значит, я должен сделать все, чтобы направить работу ассамблеи на конструктивный путь.

Это вам удается делать?

– Нет, пока у меня это не получается. Но нет и полного отвержения моих предложений. Комиссия поддержала то, что я предложил. Была отдельная встреча с Мариной Ивановной Ставнийчук, она с пониманием восприняла все предложения. Посмотрим на результаты.

У многих экспертов с самого начала работы ассамблеи было подозрение, что в один прекрасный момент спустят сверху готовый проект всех изменений, а вам отведут роль массовки для «одобряма». У вас есть такое подозрение?

– Подозрение такое есть. Но пока нет оснований сказать, что именно так все и произойдет. Слишком мало времени прошло.

Представляете для себя, что должно случиться, чтобы вы вышли из состава ассамблеи?

– Конечно, представляю. Не буду сейчас уточнять, что должно случиться, но я четко понимаю, что когда я исчерпаю возможность влиять на ситуацию по конструктивной работе, я уйду. Думаю, вопрос ухода из Конституционной ассамблеи может решиться в течение нескольких месяцев, не больше. За это время ситуация должна проясниться: или работа пойдет, или уйду я.

Ваши коллеги, недовольные процессом принятия решений, могут поступить также и покинуть ассамблею?

– Есть подобные настроения, но у всех разное отношение к вопросу выхода из Конституционной ассамблеи. Много различных структур и людей, не причастных к власти, агитируют, чтобы мы все ни в коем случае не уходили. Они просят, чтобы мы оставались для контроля за ситуацией.

28.09.2012 г.
Виталий Червоненко, «Главком»
//glavcom.ua/articles/8204.html

15.03.2013 Віктор Мусіяка. Парад прав і свобод 
13.03.2013 Микола Мельник. Конвертаційна Асамблея? 

Немає коментарів: