четвер, 16 червня 2011 р.

Порядочность – источник Права


Принцип верховенства Права провозглашается в качестве альфы и омеги любого правового государства. Он торжественно прописан в Конституции, упоминается во всех конституционных законах и кодексах Украины. Им клянутся судьи перед вступлением в должность. Ему посвящены диссертации, статьи и книги украинских правоведов.

Но с годами удел этого принципа в новейшей истории Украины всё более и более стал напоминать судьбу принципа социалистической законности в истории СССР: высокопарные заклинания в вечной приверженности на словах – и остервенелое ниспровержение в повседневных делах.

В чём секрет такого двоедушия сердца и ума?

Двоедушия, которое передалось по наследству от тех, кто получал диплом о высшем юридическом образовании в СССР – к тем, кто, ничтоже сумняшеся, приобретает их в современной Украине?

Чтобы ответить на сей сакраментальный вопрос, приведем один лишь эпизод из очень поучительной книги "Записки адвоката" недавно почившей Дины Каминской. Она прославилась тем, что в качестве адвоката талантливо и самозабвенно защищала известных советских диссидентов, таких как Владимир Буковский, Юрий Галансков, Анатолий Марченко и ряд других участников правозащитного движения в СССР.

Эта деятельность, делавшая честь советской адвокатуре, а также практически готовая к изданию рукопись её мужа "СССР – страна коррупции" – дали основание советскому правительству изгнать обоих из страны.

Страны, в которой остались править бал юристы с иным представлением о профессиональном долге.

О ярком образчике поведения одного из них и пойдёт речь далее.

В частности, Каминская поведала о трагической судьбе молодого юриста, аспиранта Института государства и права АН СССР, который нежданно-негаданно, в конце 1952 года "был арестован и осужден к расстрелу за покушение на Сталина".

Суть этой истории оказалась до удивления банальной для нашей страны.

Молодой человек подружился с известным правоведом, работавшим в этом же престижном научном учреждении. Фамилий не упоминаю преднамеренно, ибо не в них суть. Этот "маститый учёный", как характеризовала его Каминская, был человеком очень ярких дарований и большой эрудиции – не только талантливым ученым, но и отличным собеседником, прекрасно знавшим и понимавшим поэзию, музыку, живопись. А внешне был удивительно похож на Достоевского.

Разумеется, молодой человек был благодарен судьбе за дружбу со столь именитым коллегой, знатоком права, литературы и искусства. Поэтому неудивительно, что большую часть свободного времени они проводили в задушевных беседах. Более того, сей зрелый муж часто жил у своего молодого друга на даче, а также оставался ночевать в его городской квартире, объясняя это семейными неурядицами.

Как гром среди ясного неба на голову молодого человека обрушился арест и тяжкое обвинение в покушении на убийство Сталина.

Все попытки его матери, старого заслуженного профессора, узнать что-либо о его судьбе – заканчивались неудачей. В конце декабря 1952 года молодого человека судил военный трибунал. Судебное разбирательство проходило при закрытых дверях и без участия адвоката.

Приговор был оглашен 31 декабря 1952 года: молодой человек был осужден за покушение на Сталина к высшей мере наказания – расстрелу.

Всё происходящее стало страшным потрясением и несказанным горем для всех его близких и друзей. Никто не сомневался в полной вздорности обвинения. Ведь, по условиям своего образа жизни парень не мог даже увидеть Сталина. Тем более что был он человеком абсолютно неспособным на какое-либо насилие.

Впоследствии стало известно, что молодой человек был осужден на смерть исключительно на основании показаний... своего "друга". Того самого маститого правоведа, знатока искусства.

Более того, одним из доказательств чудовищного обвинения против несчастного стало некое фальшивое письмо, которое опытный интриган, пользуясь полным доверием своего молодого друга, настрочил на его печатной машинке, получив очередной раз приют у него дома.

В конце апреля 1953 года мать осужденного прорвалась на прием к заместителю Берии. Тот заверил убитую горем женщину, что её сын еще жив, а дело будет пересмотрено. В это легко было поверить: ведь Сталин умер. Но на поверку оказалось чудовищной ложью. 16 апреля 1953 года молодой человек был застрелен в подвалах внутренней тюрьмы МГБ СССР.

Как подчеркнула Каминская: его не расстреляли в соответствии с приговором трибунала, а именно – пристрелили. А матери через месяц сообщили, что ее сын покончил самоубийством.

Таковы уж были нравы.

Со временем невинно убиенный, как и многие другие его товарищи по несчастью, был реабилитирован.

Разбитая горем и совершенно ослепшая мать решила добиться хоть какого-то наказания для виновного в смерти сына. Ведь тот остался членом КПСС, ученым юристом, сотрудником самого престижного в стране правового института – Института государства и права АН СССР. И при этом его коллеги по высокому научному учреждению без зазрения совести подавали ему руку, зная о его "заслугах" перед отечеством в лице могущественной советской охранки.

Однако все её обращения к директору Института государства и права АН СССР остались гласом вопиющего в пустыне.

Не дала результата и жалоба в партийную организацию этого научного учреждения. Надо отдать должное большинству советских правоведов: они всегда отличались твердокаменными сердцами и медными лбами.

Мораль этой трагической истории простая.

Можно иметь самые что ни на есть престижные дипломы о высшем юридическом образовании, о научных степенях различных ступеней, много знать и обильно писать, а также блестяще преподавать юридические дисциплины. Но при этом быть лишенными самой важной и необходимой основы для торжества правовых ценностей – порядочности.

В связи с этой историей вспоминается весьма знаменательный диалог, который произошёл между императором Александром II и одним из самых видных государственных деятелей той эпохи, генералом Михаилом Лорис-Меликовым.

Так, на вопрос главы государства о том, что необходимо для улучшения государственного управления страной, он услышал ответ генерала: нужно "улучшить условия жизни и дать людям больше свободы, создав либеральное правление. Это, я уверен, самое полезное и для России: гуманное, теплое отношение, я бы уточнил – "сердечное" управление..."

Вот так, в 1880 году, русский генерал от кавалерии Лорис-Меликов высказал то, что, к великому сожалению, не понимали советские, да так и не поняли постсоветские генералы от юриспруденции:

Основа государственного управления – это гуманное, теплое, нравственное отношение к своим соотечественникам.

***

В Украине уже долгие годы идёт латентная конституционная реформа.

И если в её основу очередной раз не лягут принципы достоинства, свободы и прав человека – то есть как раз те ценности, которые на обыденном языке именуются порядочностью – то мы рискуем навсегда разминуться в истории с Правом.

На необходимость избежать такого исхода уже обращалось внимание, еще в конце 2009 года в материале "Что делать?"

И если бы советами из этой статьи, что именно надо "делать", воспользовались те политики, которые тогда пребывали во власти – то сейчас некоторым из них не пришлось бы взывать о справедливости к себе в качестве великой милости.

Порядочность, в действительности, и есть основной источник Права.

Без нравственности нет правоведов, нет правосудия, нет верховенства Права. Соответственно, нет, и не может быть правового государства.

Пока мы этого не поймём, до тех пор будет оставаться актуальным саркастическое замечание выдающегося немецкого учёного и публициста XVIII века Георга Лихтенберга: "Чтобы поступить справедливо, нужно знать очень немного. Но чтобы с полным основанием творить несправедливость, нужно основательно изучить право".

16 июня 2011 г.
Александр Мучник, президент Института демократии и прав человека, заслуженный юрист Украины, специально для УП
//www.pravda.com.ua/columns/2011/06/16/6286528/
//globalwalls.ru/gdefon/download/id/247605/

Немає коментарів: