пʼятниця, 8 червня 2012 р.

Борис Беспалый. Межпланетный Конституционный Конгресс


Борис Беспалый: Должен быть мощный единый орган, в котором есть внутренняя специализация.

В Украине уже в 2013 году может быть создана финансовая полиция, по примеру ряда стран, где эта структура подчинена Министерству финансов. Правительство разработало законопроект, которым предусматривается сокращение полномочий СБУ, МВД и Генеральной прокуратуры по расследованию преступлений в экономической сфере. Уменьшит ли новая структура количество экономических преступлений и экономических преступников? Будут ли платить за невыполнение законодательства богатые миллиардеры и миллионеры, а не представители среднего и малого бизнеса? Об этом будем говорить с народным депутатом Украины 3-го, 4-го, 5-го созывов Борисом Беспалым.

Идея создания финансовой полиции вызвала неоднозначное отношение и реакцию не только представителей оппозиции, а и у тех, кто сочувствует партии власти, или у тех, кто к ней относится. По законопроекту, который планируется, будет рассматриваться на этой неделе финансовая полиция, которая объединит в себе функции налоговой милиции, финансовой разведки и оперативно-розыскной деятельности в сфере противодействий экономическим преступлениям. Как вы относитесь к этой инициативе?

Давайте вместе подумаем. Что есть такого, что отдельная финансовая полиция может делать, а финансовая полиция или управление финансовой полиции в составе МВД делать не может? Я помню, вот вы хорошо сослались на примеры европейские, в Советском Союзе было такой мощное экономическое подразделение милиции – ОБХСС. Она была довольно мощная, но работала в составе общей милиции. То есть для того, чтобы была действенная и мощная структура, не нужно выводить. Статус этой полиции будет все равно определяться законом о милиции. Операоперативники все равно будут работать по тому же законодательству «Об оперативно-розыскной деятельности». В полиции есть следователи – все равно будут работать над теми же кодексами. Люди те же будут. Правда, увеличится количество генералов. Увеличится количество сотрудников – будет тысяч 35. То есть абсолютно идет перестановка и т.д. С этой точки зрения, непонятно, что есть такого, чего нельзя делать в МВД?

То есть вы считаете, что от перестановки в данном случае сумма не изменится?

Да, вот есть позитивный советский опыт, который, тем более от меня, очень эффективный. Есть отличный, я считаю, опыт Налоговой милиции. Я думаю, идея реорганизации вызвана, в частности, еще и тем, чтобы перед выборами как-то замылить Налоговую милицию, отношение к которой в обществе как раз однозначное. То есть никаких объективных причин нет. Для чего вообще ведомственные милиции? Вот сейчас будет Евро. Знаете, как иногда фаны ведут себя? Давайте сделаем милицию спорткомитета. А я вот недавно слышал, как дворников ругали – давайте сделаем милицию ЖКХ. Это все чепуха. Должен быть мощный единый орган, в котором есть внутренняя специализация, и она есть, и она никуда не делась. Убийство расследуют одни, а патрульно-постовую службу несут другие.

Фактически вы подтверждаете слова специалистов в области права и правоохранительной деятельности, которые тоже апеллируют к этому законопроекту и говорят, что он все равно оставляет функции следствия в сфере экономики за силовыми структурами, и просто предлагается создать еще один правоохранительный супермонстр.

Да, это шаг к полицейскому государству. Сделаем на каждый вид деятельности. Завершение будет таким – каждому министерству собственная милиция. И это притом, что, я еще раз говорю: люди те же, специалисты, законодательство базовое о милиции, об оперативно-розыскной деятельности, уголовно-процессуальное, административные кодексы те же. То есть занимаются тем же самым, но при этом просто больше структур. Вызвано не нуждами дела. Я понимаю, что экономический блок правительства думает иметь еще собственную милицию, но я говорю: тогда давайте иметь милицию ЖКХ, милицию спорткомитета.

Подобные органы – будь то финансовая милиция или полиция – это же не украинское ноу-хау. Они работают в Италии, Испании, Швеции, Венгрии, Австрии. То есть вы считаете, что в реалиях украинских эта структура не будет действовать как единая, и к ней не будут сводиться эти функции как единого органа, который будет единственный ответственный?

Знаете, за одинаковыми названиями иногда совсем разные какие-то обязательства. И я не думаю, что за границей нужно брать каждую страну, что они имеют весь спектр полномочий и по ведению следствия и т.д. Но в данном случае действительно никаких внутренних наших оснований. Это мне напоминает, знаете, когда ссылается в таком контексте на заграничный опыт, нашу налоговую. Все наши налоги, которые есть, они есть и в другой стране. В Украине нет ни одного уникального налога. Но полнота уникальная. Впечатление такое, что объехали все без исключения страны и каждый налог, какой есть, от Албании до Японии взяли себе. Так и в данном случае. Какие украинские реалии, они это не требуют, ни какие. У них просто совсем другое законодательство. Например, во Франции МВД – это у нас фактически милиция, там совсем другое. Там МВД занимается внутренней жизнью страны. Поэтому там совсем другой поход. А у нас МВД – это же милицейское министерство, даже возглавляли всегда. И поэтому эта особенность МВД является такой, что зачем же тогда создавать специально министерство милиции, а МВД является министерством милиции. Пусть меня поправят. Там ничего другого нет. Создали специально министерство милиции, так зачем еще рядом создавать кучу специализированных милиций?

Это отвлечение от социальных проблем?

Я думаю, может быть целый ряд причин. Во-первых, сейчас в правительстве довольно влиятельный экономический блок. Он хочет взять на себя силовые функции. Министр внутренних дел на сегодня как политическая фигура по влиянию слабее, чем экономисты, начиная с Азарова. Они хотят иметь свою. Второе – реорганизовать налоговую, которую уже дальше терпеть люди просто не могут. Третье – наше государство взяло курс на создание полицейского государства. Количество милиционеров точно увеличится, а использовать их можно на усилении, дежурстве и т.д. Увеличится количество должностей. А на что опирается режим? Он опирается на государственных служащих и военных, и на суды, прокуратуру. Кто проигрывает? Проигрывают налогоплательщики. Потому что все это ложится на них. Кстати, я считаю, что у нас неправильная практика. Когда, например, проект закона «О прокуратуре» делают прокуроры, проект об образовании делают работники образования. Между тем, эти люди, они компетентны, но односторонне являются лоббистами отрасли. А кто спрашивал другую сторону? Поэтому я думаю, что тут имеет место еще и лоббирование каких-то мощных правоохранительных лобби – возможно, СНБО, которое хочет усилить свою позицию и еще усилить влияние в политическом руководстве.

Хочу закончить с финансовой полицией. Вы говорите, что среди тех пунктов, которые перечислили, зачем нужно это делать, – это реорганизация Налоговой милиции? Я, честно говоря, просмотрев этот законопроект, нашла одну достаточно неплохую инициативу, а именно, что в результате предложенной реформы МВД лишается доступа на территорию, в помещения предприятий. Это будет возможно только в случае преследования преступника или прекращения преступления, что угрожает жизни людей. Право проведения проверок по факту нарушения может быть возможно только по обращению физических или юридических лиц, а пребывание на земельном участке или жилом помещении без разрешения граждан предложено запретить. Так вы считаете, что как раз этот пункт этого законопроекта, может, действительно исправляет ситуацию в вопросе всех этих масок-шоу, которые происходят в нашей стране, рейдерских захватов?

Что же он отменяет? Просто актеры меняются. Не будет ходить милиция от МВД, а будет ходить другая милиция. Тут ничего не меняется. А что касается внеплановых проверок, то через вашу радиостанцию хотел бы внести такое предложение – на мой взгляд, внеплановые проверки с выездом на место могут проводиться только в двух случаях: когда это по решению суда и второй случай, когда этого требует оперативно-розыскное законодательство об оперативно-розыскной деятельности. А сегодня у нас приблизительно 80 контролирующих органов, где-то 60 из них могут остановить работу предприятия, и я думаю, что механизм внеплановых проверок – это одно из тех средств, который больше всего притесняет украинский бизнес. Нам нужен вместо бизнес-гнета бизнес-бум. Это чрезвычайно вредная вещь, и я не вижу разницы, когда вместо одних милиционеров будут приходить другие. Собственно те же, просто их разделят. Здесь ничего нового не создают. Просто отделяется от действующей милиции большая ее часть, пополняется новыми людьми. И кроме того, я не понимаю, почему это нельзя делать в рамках одного МВД. Я хочу еще раз напомнить просто, мы имеем опыт свой. ОБХСС очень мощная структура, намного мощнее всех наших современных милиций, и она спокойно работала в рамках сотрудничества с обычной милицией.

Скажите, пожалуйста, как вы считаете, если вы уже начали в нашем эфире инициативы выдвигать, то что нужно сделать, чтобы из милицейского государства, о котором вы несколько раз уже вспоминали во время нашего разговора, перейти в режим правового демократического государства, чтобы милиция нас защищала, а мы не боялись правоохранительных органов?

Сегодня Украина не является в полном понимании этого слова полицейским государством, но шаги делаются именно в этом, а не в обратном направлении. Я могу предложить такую инициативу. Я думаю, первое, что нам нужно сделать, это настоящая полная открытость общества. Например, много журналистов лоббировали и пробили в том числе закон «О доступе к публичной информации». Я думаю, что проблема доступа к публичной информации должна быть заменена доступностью информации. Вся публичная информация без всяких запросов должна висеть на сайте каждого учреждения – государственного, местного самоуправления, предприятия, которое финансируется за счет бюджета. И вот представьте себе «Облгазэнерго» – кто поставляет нам газ, электричество. Пусть там висит вся его смета – полная открытость: 4 раза ездили в Брюссель, Лондон, Сантьяго, ознакомились, как у них работает, закупили 10 «Мерседесов» для руководства. И людям понятно, откуда тарифы. Или наоборот может быть – не меняли трубы 70 лет. Люди тоже это понимают. Полная открытость. Всю публичную информацию – это как первый шаг – просто вывесить на всех официальных сайтах. Кстати, к изменениям Конституции: там есть такой механизм оглашения решений. Я предлагаю, чтобы все решения оглашались на официальных сайтах. Все бы знали, где все решения Киевсовета, где все решения Полтавского областного совета, где все решения Кабмина. Люди бы имели информацию.

Мы играем втемную, но это огромный штат людей, которые должны отслеживать это в каждом государственном учреждении.

Наоборот. Знаете, сколько приходит в ВР каждый день или каждый месяц запросов, сколько получают зарплату депутаты?

То есть не нужно создавать департаментов соответствующих?

Вся эта информация есть, просто ее нужно перевести из закрытого режима в общедоступную публичную информацию. Если деньги сегодня расходуются за нескончаемые запросы согласно законодательству «О публичной информации». Там как раз деньги расходуются. И ВР без конца выписывает, сколько зарабатывают депутаты. И все это одному идет Панасу или Николаю, а так бы оно висело все на сайтах. Кстати, это не секретная информация. Все бюджетники – это не тайна, сколько кто зарабатывает. Можно даже фамилии не писать, но должностные оклады должны быть публичными. Второе, чтобы я предложил, – онлайн-бюджет. Все перерасчеты из бюджета, чтобы тоже отслеживать через Интернет.

Вам не кажется, что это из области фантастики?

Полмира так делает.

Полмира, но не Украина.

А знаете, почему это не делают? Технические возможности позволяют. Я бывший программист. У нас классные программисты. Все это есть. Если при наличии технических возможностей власть держит народ в темноте в буквальном смысле, то это только можно объяснить намеренностью. Вот сейчас есть референдум такой, и люди должны принимать решение. Это очень классно, при условии хорошей информированности. А нас толкают на то, что люди должны принимать решение втемную. Поэтому полная публичная открытость. Еще одну вещь можно предложить – опубликуйте перечень льгот в Украине. Какие есть льготы и сколько они стоят. И люди увидят, что, например, для льгот депутатов, для судей, для афганцев пошли такие-то деньги на такие-то льготы. Я думаю, все станет голубым и зеленым. Все сразу увидят, какие у нас несуразные льготы. Вы знаете, что есть такая профессия, работникам которой до сих пор бесплатно ставят домашний телефон? Такая себе льгота. Таких льгот у нас море.

Вы знаете, вы уже меня извините, но поставлю вам вопрос. Очень часто приходят ваши коллеги – бывшие народные депутаты и говорят о том, что наше государство превращается в полицейское государство, что наша судебная система не является совершенной. Тогда возникает логичный вопрос: нашему государству Украина 20 лет – почему до сих пор не было сделано ничего в этом направлении, и в том числе не была открыта информация публичная при предыдущей власти, в которой вы были?

Знаете, я с вами точно не сговаривался. Я как раз автор закона, с помощью которого возобновились трансляции ВР. Они были закрыты – их до 2002 года не было. Потому что была такая норма закона, которая не позволяла ни одному каналу уделять освещению органов власти больше чем 3% времени. Я внес законопроект – он стал законом, когда это отменили, и благодаря только этому возник канал «Рада» и можно вести прямую трансляцию. Мы это сделали.

УПК не был принят предыдущей властью. Как бы его ни ругали сегодня, его приняли.

Я его не ругаю. Я сказал, что сделаны шаги к полицейскому государству. Сегодня, слава Богу, Украина еще не полицейское государство. Но я с вами согласен в чем: 21 год – это не маленький срок. О 100 днях Рузвельта мир уже 70 лет говорит. О 100 днях Наполеона говорит мир уже 200 лет. 21 год – достаточный срок. Качественно все наши власти – я бы не делал между ними разницы. Я бы не мог сказать, к большому сожалению, что была такая власть предыдущая – хорошая, а эта плохая. В этом плане все наши власти занимались одним – как бы обеспечить чиновникам качественную, богатую, жизнь, не изменяя жизни основных людей. Я могу назвать два инструмента, на которые не замахнулась ни одна власть. Первое, легальный «шоколад» для власти – льготы. То есть власть не интересует, как живут другие люди. Потому что у нее все свое. Лечебные учреждения свои, зарплаты свои. И второй, нелегальный – система коррупции. Я считаю наивной и детской точкой зрения, что наша власть неудачно и тупо борется с коррупцией. Я считаю на самом деле, что наша власть очень умело 21 год насаждает. Власть живет параллельной жизнью с людьми. А опыт показывает – для того, чтобы власть начала работать на людей, нужно, чтобы она жила с людьми одной жизнью.

Скажите, пожалуйста, вопрос депутатской неприкосновенности аккурат всегда перед выборами возникает. Между выборами об этом даже никто не вспоминает. Как вы считаете, нужно с депутатов снимать льготы?

Все льготы власти должны быть отменены. Что такое персональный транспорт? Какие такие квартиры? Этого не должно быть. Но прежде всего нужно полный список опубликовать. Люди увидят, какие это идиотские льготы. Какая неприкосновенность может быть у судей? Неприкосновенность может быть у избранных лиц. Почему в мире неприкосновенность депутатов? Потому что есть два прецедента: Гитлер уничтожил депутатов Рейхстага, которые ему не понравились, а французский конвент – одна часть перерубала головы другой. Кроме того, из-за этого можно срывать заседания и т.п. Что касается судей, это назначенные лица, их президент на 5 лет назначает. У назначенных людей по определению нельзя быть неприкосновенными. Я предлагаю такую вещь сегодня – дело не в некомпетентности судьей. Недоверие есть к честности судей. Они компетентны в большинстве. Судьей низших инстанций нужно обязательно избирать. Нужно перейти к избранию судей. Нужно отменить бессрочное избрание. Это будет очень способствовать очищению судебного корпуса. Почему? Если бы проблема была в профессионализме, тогда да – назначать из высоких профессионалов. На сегодня проблема в элементарной честности или нечестности. Должна быть выборность судьей, никакой неприкосновенности или никакой бессрочности. Не нужно переставлять кресла в том суде или другом. Простые меры.

Когда в 2006 году оппозиция не пришла к власти, первым вопросом на рассмотрение в ВР не выдвинули вопрос снятия депутатской, судейской и президентской неприкосновенности.

Что касается депутатской и президентской неприкосновенности, я думаю, в определенных размерах должно быть. И я объясню почему. Эти люди избраны всенародно, и если президента взяли и закрыли, кто выполняет эти обязательства? Должно быть там иначе, но вы логично ставите. Знаете, что должно быть? Без разрешения парламента возбудить уголовное дело, чтобы милиция, чтобы прокуратура, СБУ могли, а закрыть нет. Это относительно депутатов, кроме случаев, когда поймали на месте преступления.

Если мы говорим об экономических преступлениях, даже МВФ рекомендуют увеличить налог на богатство. Что нужно делать в стране, чтобы бедные платили за богатых, а не наоборот?

Я думаю, на самом деле такая постановка вопроса вообще, на мой взгляд, не является совсем корректной. Правильной постановкой вопроса является то, что каждый должен платить за себя. Все имеет свою цену. Но по разным причинам, из-за физических увечий или так случилось, кто-то попадает в тяжелое положение – вот тем людям, которые не могут ловить рыбу, тем людям ее нужно давать. Тем людям нужно помогать, чтобы никто не жил ниже прожиточного минимума. Всем остальным нужно просто создать условия для нормальной деятельности.

А такой лозунг «бедные платят за богатых» или «богатые платят за бедных» – это неправильный лозунг. И более того, он очень депрессивный, потому что выходит так, что кто-то должен всегда быть бедным.

Нужно называть вещи своими именами. Пока мы будем бороться, пока все станут обеспеченными, пока что одни отбирают у бедных, и у нас увеличивается количество миллиардеров. У нас есть приватизация определенных государственных структур, у нас существуют расчеты за дорогой российский газ частными предприятиями, а мы украинцы, это платим из своих карманов. Пока что, пока мы все не сравняемся.

Это очень хорошая постановка вопроса. Есть очень прямой ответ. Мы живем не на безлюдном острове. Есть мировой опыт, на который вы ссылаетесь, и я ссылался. Он свидетельствует о том, чтобы власть работала на народ, должна жить одной с ним жизнью. На сегодня какая система отработана у власти, чтобы держать народ в покорности? Власть сама живет с льгот, сама живет с коррупции, а тем, кто является влиятельным, тоже дают немножко льгот. Очень хорошо поделил Владимир Лановой льготы на обогащение – это льготы высших эшелонов власти и коррупция выживания. Так вот специально. Гражданским и военным и охранникам дают всякого рода льготы и тем, кто большую массу составляет избирателей, и могли бы взбунтоваться. Инвалидам или пенсионерам тоже подбрасывают льготы – они создают критическую массу в обществе. Им подбрасывают что-то к выборам специально, держат богатых, а инициативных людей – так называемый третий класс – просто выбрасывают из страны. Это сознательная политика власти – такой себе бутерброд. Здесь никакого секрета нет. Это неправильно говорить, что власть не может преодолеть бедность. Наоборот, умная власть сознательно держит бедных людей и, более того, дает им не постоянную прибыль, а раздают льготы. Потому что это разово, это перед выборами. Бедных дешевле покупать.

В любом случае, если уже заговорили о других государствах, то согласно стандартам ООН за чертой бедности в Украине живут 80% населения, – сообщил глава Украинского союза по правам человека Евгений Захаров. И еще один интересный момент – по разным оценкам, это при полном отсутствии официальной информации, на одного обеспеченного человека в Украине приходится до 40 бедных. Это притом, что 10 к 1 уже считается критической массой.

Правильно, но какой механизм? Я предлагаю заставить власть организовать бизнес-бум в Украине, чтобы в Украине заниматься своим делом было очень дешево. Механизм первый: полная открытость всей публичной информации. Механизм второй: все проверки только по решению суда или согласно законодательству «Об оперативно-розыскной деятельности». Механизм третий: единое окно обращений к власти по всем поводам. Оформить пенсию, например, нужно в районный отдел Пенсионного фонда принести из районной налоговой инспекции справку, не то, что ты не верблюд, не то, что ты не предприниматель, я уже не помню. Но районные службы должны же между собой сами работать. Единое окно обращений. У государства должна быть печать, и оно не должно вмешиваться. И тогда люди сами себя обеспечат, а кто будет аутсайдером – тем помогать. А что делает власть? Она всех переводит в статус аутсайдера. Я, например, против подачек разовых. Есть, например, в киевском бюджете деньги – так поднимите пенсию, поднимите зарплату стандартную. Не делайте это как от ваших щедрот.

Скажите честно, вы, когда баллотировались в мажоритарном округе в Киеве, тоже были против разовых подачек? Вы не раздавали продуктовые пайки?

Форма такая была. Я, кстати, не против любых способов улучшения жизни людей. Я просто считаю, если, например, в киевском бюджете 100 млн. есть, то их нужно раздавать не с барского плеча, а эти деньги нужно отдать людям, но на постоянной основе – просто повысить зарплату учителям, врачам, воспитателям, медицинскому персоналу, пенсии. Если есть деньги, то это не нужно делать как услугу власти людям, то есть как подкуп, а это нужно повышать постоянную зарплату. Хотя по Киеву я сомневаюсь, и тут есть решение Киевсовета – они позволили взять кредит 13,5 млрд., который должна взять киевская власть. Выходит, в киевском бюджете дыра, но перед выборами раздача есть. То есть я за то, чтобы перераспределение денег шло на пользу работающим. Вообще работающая семья должна быть не то что не бедной – обеспеченной. Наша социальная политика сводится к политике неработающих. Им нужно многим. Но социальная політика должна быть в первую очередь направлена на то, чтобы работающие классно жили. Потому что все остальные сферы деньги распределяют. И только экономика деньги дает. То есть наш пирог нужно увеличивать. Этого, к сожалению, нет. Вы мне сказали, сколько богатых. Я пытаюсь быть политкорректным, не называть. Все же знают, что приближенные к власти люди просто разворовывают.

Слушатель: Мы знаем Бориса Беспалого как мужественного человека, который не подписался, чтобы распустить парламент. Если место гаишника стоит от 100 тысяч долларов, как вы думаете, сколько будет место стоить фининспектора? Сколько дел можно запрограммировать, чтобы не люди решали вопрос, а компьютер?

Мне второй вопрос – это одна из любимых тем. Я вообще поклонник электронного управления, и оно состоит из трех этапов. Первое – полное информирование общества. Участие людей в обсуждении решений, чтобы люди включались в процесс. Третий этап – это прямая демократия принятия решений в электронном режиме, в том числе электронное голосование и т.д. Техническая база, базы данных – все это есть на самом деле, это просто искусственно в Украине тормозится.

Скажите, пожалуйста, нет ли у вас данных о том, какой процент сегодня всех документов, которые отрабатываются в налоговой, базируется на электронике?

На печатных машинках уже ничего не печатается. Все набирается сегодня на компьютере. Любая информация, которая набирается на компьютере, она элементарно вводиться в сеть.

Я спрашиваю, какой процент документооборота в Налоговой администрации, если у вас есть данные?

У меня таких данных нет, но думаю, приблизительно 100%. А где же они еще? Все документы, даже на подпись готовятся, как правило, кроме каких-то, может, секретных. Вся информация набирается на компьютере. И перебросить, сделать базы данных это вопрос чисто технический. Теперь относительно тарифов на взятки. Я тарифы на взятки не знаю, потому что я как раз в этих процессах никогда участия не принимал. Но я думаю, что такая система существует в коррупции, потому что коррупция насаждается сверху и специально, более того, специально держат низкие зарплаты и большие льготы для того, чтобы непослушным не давать, то есть сделана круговая порука. Этот механизм будет. И одна из причин – увеличение служащих таких на хлебных местах состоит в том, что власть хочет подпаковаться к выборам. И более того, такая полиция, если создать перед выборами, она очень классно контролирует весь бизнес, чтобы он не надумал не тех поддерживать и все остальное. Я думаю, тут политическая составляющая этого есть, но главное отвлечь внимание людей как раз на виртуальные темы, чтобы действительно от проблемы той же преодоления бедности их отвлечь.

Кстати, если вы вспомнили Конституцию Украины, то знаем, что недавно президент Украины подписал указ о создании Конституционной ассамблеи – это совещательный орган, целью которого является наработка изменений к Конституции. Я прочитала, что вы достаточно критично относитесь к такой институции, как Конституционная ассамблея, почему?

Не очень критично. Президенту для подготовки и организации его решений, по Конституции статья 106, часть 1, пункт 28, разрешено создавать консультативный совещательный орган. Здесь нет вопросов. Зачем вводить в заблуждение названием и называть громко – Конституционная ассамблея? 

Тогда уже можно по Остапу Бендеру – Межпланетный Конституционный Конгресс. 

Тут вводится общество в заблуждение. Потому что Конституционная ассамблея, традиционно понимается, выбранный народом парламент с одной целью – составить Конституцию. Тут президент вводит этим названием в заблуждение общество до определенной степени, потому что люди думают, что это какой-то чрезвычайный простой совещательный орган при президенте. Вы чувствуете, что вам для полного счастья нужны еще изменения к Конституции? Я не встречал никого, кто бы сказал: все у меня есть, нет только изменений к Конституции. Президент может создать совещательный орган, совещаться, он может внести законопроект, как и 150 депутатов в рабочем порядке – не нужно только делать из этого общенациональное паблисити. Не нужно отвлекать людей от вопиющих проблем. И еще одна тема здесь есть – он хочет заработать балл в научной и экспертной среде. Здесь очень много крика. Пока еще результата никакого – денег народу потрачено миллиончики, крик уже есть, есть о чем поговорить и отвлекаешься от реальных проблем.

А чтобы вы хотели лично изменить в Конституции?

Слушатель: Я инвалид и житель Киева. Вы правильно говорите о льготах, но как инвалид, я уже 10 лет инвалид, две льготы я только использую – бесплатный проезд в городском транспорте и субсидия. Но когда меньше 100 долл. была пенсия, и единственным источником дохода она является, то 70-80 грн. квартплаты, которой я отдавал, они все равно не спасают, потому что где-то 2-3 тыс. в месяц – прожиточный минимум. Больницы платные, идешь туда, каждый год по моему заболеванию надо два раза лежать в больнице, а у меня получается по деньгам только один раз, но государство считает, что оно меня лечит бесплатно, поэтому платит мне такую пенсию.

Во-первых, то, что выплачивается, я вообще льготой не считаю. Это компенсация за утрату здоровья, потому что инвалид он из-за этих обстоятельств, у меня отец был инвалидом войны 1-й степени. Это компенсация. Это не льгота. Льгота это когда здоровенный мордатый мужик на шару получает квартиру или гоняет на «Мерседесе». Вот это льгота. Что касается здоровья, здесь нужно, конечно, все условия давать, особенно в части медицинского обеспечения. Здесь нельзя некоторые вещи даже монетизировать. Например, та же инвалидная коляска, ее нужно уметь выбирать, нужно достать нужную модель, и это совсем не льгота. Это общественная компенсация. Второй момент. Независимо от того, является человек инвалидом или нет, если его совокупный доход домохозяйства такой, что на члена домохозяйства меньше прожиточного минимума, то должна быть доплата до уровня прожиточного минимума. Это можно назвать льготой. Для того чтобы денег хватало на обеспечение потребностей инвалидов, нужно распечатать весь список льгот, и там люди увидят, куда идут деньги. Беда льгот депутатских не в том, что депутаты обжирают народ – это неправда. Деньги не такие большие, но всем остальным дают, а себе же они берут. Здесь моральное положение. Пока у власти есть льготы, не будет заниматься вопросами рядовых людей.

Так вы предлагаете льготы депутатам предоставлять?

Я предлагаю обнародовать все льготы, и вы увидите, какие есть. Давайте возьмем все законы, которые предоставляют льготы, дальше посмотрим законы «О бюджете», на какую льготу сколько выделено. Станет очевидно, где есть те льготы, которые обеспечивают власти безбедную жизнь в безбедной стране. Если эти льготы снять, власть будет жить так же, как люди, и только тогда она будет улучшать жизнь всех. А так, ну зачем человеку, который имеет спецпаек, заниматься общин пайком. Это вопрос не социальный, это просто вопрос стимулирования власти.

Слушатель: Харьков. Я пенсионер. Пан Борис был народным депутатом, видел состав ВР изнутри, для него не является секретом, что там большой дисбаланс относительно этнического состава, я уже не говорю относительно гендерного состава. Почему он ни разу не предложил это исправить? Например, в израильском Кнессете, если 18% палестинцев, то их и в Израиле 18%, а у нас противоположное.

Украина согласно законодательству не является страной процентной демократии. Что касается конкретно женщин в парламенте. Я при формировании списков, когда на это влиял, очень пытался продвинуть те позиции, и я думаю, можно было бы сделать так, чтобы в каждой пятерке обязательно были и мужчины и женщины. Здесь нужно искусственное стимулирование. Потому что такая традиция есть. Это, знаете, как церквям нужна была государственная помощь в начале нашей государственности, потому что государство отняло, оно должно было отдать. Так и мужчины. Они немного притесняли женщин, и должны приложить определенные специальные программы для более активного включения женщин в эти процессы – это не только депутатство, а это вообще общественная жизнь. Потому что есть определенная вина мужчин. И что я бы изменил в Конституции? Я уже сказал: неприкосновенность судей, избрание судей, кстати, чтобы выборы назначали избирательные комиссии. Почему? Потому что вот сейчас нужно назначать выборы киевского городского головы. ВР может не проголосовать просто, потому что депутаты не отвечают за результаты голосования, а вот если бы избирательная комиссия должна была назначать, то суд избирательную комиссию может обязать, а депутатов не может. Это технический вопрос, и тогда бы не было вопроса, когда назначили выборы. Вот год тому назад должны были быть выборы в парламент. Они не состоялись – просто не проголосовали.

08.06.2012 г.
По материалам: Версии, Радио "ЭРА"
//www.versii.com/news/256954/

Немає коментарів: