середа, 20 червня 2012 р.

Виктор Медведчук: Я себя вижу везде



Хочу приучить власть выполнять свои обещания...

Имя Виктора Медведчука в Украине известно каждому, кто интересуется политикой. Успешный юрист долгое время обслуживал интересы власти, не забывая о собственных, после оранжевой революции вынужденно ушел в тень. Весной 2012-го Виктор Владимирович анонсировал свое возвращение в большую политику, инициировав создание общественного движения "Украинский выбор". О причинах этого шага и о многом другом – в интервью «МК в Украине».

- Виктор Владимирович, Вы так часто меняли свои ипостаси, что даже интересно, как представите себя нашим читателям сегодня?

- Не совсем понимаю, что вкладываете в слово «ипостаси» - должности или вид занятий. Сегодня я – человек, активно занимающийся общественной деятельностью.

- Выходит, из политики Вы ушли?

- Не думаю, что в любой стране (Украина – не исключение) можно говорить, что общественная и политическая деятельность – разные понятия. Даже один закон «Об общественных объединениях и организациях» регламентирует у нас в стране деятельность как общественных организаций и движений, так и политических партий.

- Вы никогда не скрывали того, что являетесь состоятельным человеком. Может ли обычный украинский миллионер (долларовый) быть вне политики?

- Думаю, что да. Обычный миллионер может оставаться вне политики, таких немало, поверьте. Среднеразвитый бизнес позволяет стать его собственнику миллионером достаточно быстро. Не олигархом, но чувствовать себя уверенно. Правда, если человек не занимается политикой, политика может заняться им.

- Почему Вы решили вернуться в политику? Положа руку на сердце, для многих даже моих коллег-журналистов сегодня Вы – скорее муж известной телеведущей Оксаны Марченко, а не влиятельный политик.

- Я горжусь тем, что у меня такая красивая, умная, неповторимая и любимая жена.

Теперь обо мне. В 2006 году я ушел из политики после поражения блока «Не ТАК!» на парламентских выборах. Я обещал покинуть пост партийного лидера в случае поражения и сдержал слово, не обращая внимания на многие объективные и субъективные причины. Дважды я приводил СДПУ(о) в парламент, был ее лидером почти 7 лет, и после поражения решил уйти из политики. Главная причина – после прихода оранжевого режима я подумал, что буду не востребован как политик, и вернулся в бизнес, которым успешно занимался до 1997 года. Меня пытались достать различными публикациями, без моего ведома ставили во главе разнообразных проектов. Версий и предположений хватало, но я пытался ко всему относиться проще.

Покинув публичную политику, я продолжал заниматься реализацией идеи проведения всеукраинского референдума. Немало времени довелось провести в судах. Напомню, что главными вопросами референдума были о целесообразности вступления Украины в НАТО и присоединения нашей страны к Единому экономическому пространству России, Беларуси и Казахстана. Мы собрали 4,6 миллиона подписей по всей стране за проведение референдума, было возбуждено около 40 уголовных дел, которые мы выиграли. ЦИК принял решение о проведении референдума (заметьте, что наша партия была в оппозиции), но президент Ющенко положил его под сукно. Подготовленные нами документы не имеют срока давности, остаются актуальными и ничто не мешает подписать указ хоть сегодня.

- Говорят, что Вы еще и посредником в переговорах Януковича и Тимошенко об изменении Конституции были?

- Да, я занимался разработкой второго этапа конституционной реформы. Считаю это логичным, ведь разработанный мной первый этап изменений в Основной Закон вступил в силу в 2006 году (в 2010 году его отменили решением Конституционного Суда). Вел переговоры с двумя самыми большими политическими силами по поводу реализации конституционной реформы, способной обеспечить стабильность и последовательность развития политической системы страны. Это было в 2008 – 2009 годах. В 2010 – 2011 годах я вплотную занялся изучением вопросов построения гражданского общества. Я и ранее занимался этой темой, когда готовил защиту кандидатской и докторской диссертации в сфере конституционного права и государственного строительства. Изучал способы, которыми можно обеспечить решение как на общенациональном, так и на региональном уровне важных для украинского народа вопросов. Это принятие законов, выражение недоверия органам государственной власти и чиновникам. Так как, согласно Статьи 5 Конституции Украины, единственным источником власти в нашей стране является народ.

- Считаете, что украинцы достигли такого уровня развития и самосознания, что могут перейти к референдумной демократии, словно жители Швейцарии?

- Я не просто уверен в этом, я убежден. Нет никаких оснований утверждать обратное – наш народ уже многократно решал вопросы своего будущего во время президентских и парламентских выборов. Наивно и оскорбительно считать, что наши люди не дозрели до решения стратегических вопросов – они хорошо понимают, почему они плохо живут. Поэтому им нужно рассказать, как можно влиять на власть, как вынудить ее действовать в рамках их законных интересов. Приведу пример в контексте деятельности «Украинского выбора»: мы предлагаем определиться, идти Украине в Европейский Союз или выбрать экономическую интеграцию на постсоветском пространстве. Вопросы, поставленные в ходе социологических исследований свидетельствуют, что большинство граждан Украины высказывается за экономическую интеграцию с Россией, Беларусью, Казахстаном. Но власть, начиная с президента и заканчивая оппозиционными партиями, объединилась в едином порыве европейского выбора. Может ли власть игнорировать мнение сограждан? Тем более, если сегодня она не пользуется поддержкой большинства, что, согласно основ демократии, означает ее нелегитимность.

- Давайте поговорим подробнее о деятельности «Украинского выбора». Судя по его медиа-активности, это уже состоявшаяся общественная организация? Интересно, кто в ней присутствует, кроме Виктора Медведчука?

- Нельзя говорить, что это уже сформировавшаяся организация. Пока нет. На сегодняшний день это серьезно организовавшаяся инициатива по созданию общественного движения «Украинский выбор». Имея достаточный опыт в деле построения партии (а СДПУ (о) была неплохо организована), могу сказать, что долго думал, каким путем пойти, как организовать и привлечь людей, сделать их сторонниками идеи, превратив в часть организационной структуры. На каком-то этапе я отказался от формализации структуры «Украинского выбора».

Сегодня мы не можем использовать в полном объеме телевидение, но выходим на рекламные площади, печатные СМИ, Интернет-ресурсы. Мы стремимся донести до людей идеологию «Украинского выбора».

Медведчук – не лидер и не руководитель общественного движения, я один из инициаторов его создания. И сегодня избрание лидеров это не главное. Я не хочу объединять вокруг себя известных политиков, зачастую ищущих лишь перспективу на ближайших выборах. Нас они не интересуют, поскольку мы полагаем, что любые выборы ничего не изменят, если они не будут дополнены реальным механизмом воздействия на власть. Люди, работающие сегодня со мной, широко не известны стране, но они являются моими соратниками. Мы отдали инициативу на места, и эта практика себя оправдывает. Мой «выход в свет» состоялся в конце марта, и за прошедшее время количество сторонников движения на местах неуклонно растет. Скажу честно – не ожидал. Идут предложения. Например, на юго-востоке страны в манифест «Украинского выбора» хотят добавить тезис о необходимости перехода к федеративному устройству страны, есть сторонники, которые считают необходимым развивать в стране здоровый образ жизни. Мы готовы сотрудничать с другими общественными организациями – и уже более двух десятков организаций изъявили желание сотрудничать с нами. Нам важно, чтобы нашу позицию разделяло большинство граждан Украины.

- Интересно, деятельность «Украинского выбора» сегодня финансируете лично Вы?

- Да, лично я. Перечисляю деньги с личного счета на счет общественной организации. Хорошо понимаю, в каком государстве мы живем, по образованию я юрист, не самый последний в этой стране, поэтому понимаю: все, что не понравится власти, будет под контролем. Я и в 2005 году не бегал от оранжевой власти, хотя мстить мне, свести счеты пытались многие. Не получилось. Причина проста: находясь в политике или на государственной службе, я всегда понимал, что необходимо соблюдать законы. Поэтому и сегодня я все делаю на законных основаниях.

- Не боитесь, что деньги у Вас закончатся быстрее, чем украинское общество дозреет до референдумной демократии?

- Все может быть, но я хочу реализовать идею, способную изменить ситуацию в стране. Но не методом: обливать грязью власть, как это обычно делает оппозиция. Мы уже двадцать лет избираем президентов, парламент, местные органы власти, но лучше почему-то не становится. Уже через несколько месяцев после дня голосования мы приходим к выводу, что снова ошиблись. Боюсь, так будет и на этот раз. Когда мы идем на избирательные участки и бросаем бюллетень, мы все хотим лучшего, но оно потом не реализуется. Почему? Мои научные исследования и практический опыт работы в системе государственной власти привели меня к пониманию того, что нужно идти другим путем. Хочу приучить власть выполнять свои обещания и вынудить ее действовать в интересах большинства людей.

Например, Виктор Ющенко во время президентской кампании 2004 года нигде и никогда не говорил о том, что одним из его приоритетов на посту главы государства будет продвижение нашей страны в НАТО. Поставь он этот вопрос – не победил бы не только в третьем, но и в пятом туре выборов. Уровень поддержки вступления в НАТО у нас был 22%, 26%, 28%, когда-то 31% - при раннем Кучме. Если бы действующий президент, Виктор Янукович, в предвыборной программе заявил, что его приоритетом станет европейский выбор, он вряд ли стал бы главой государства. Почему люди голосуют за одну программу, а реализуется другая? Надо учить людей влиять на власть на всех уровнях – от президента до районного совета. «Украинский выбор» знает, как подвесить дамоклов меч над политиками, заставить их работать на основании их публичных обещаний.

- Давайте представим: октябрь 2012 года, парламентские выборы, власть и оппозиция идут ноздря в ноздрю. Возникает общественный подъем, недовольство, люди чем-то возмущены… И тут появляется, словно бог из машины, Виктор Медведчук – опытный юрист, искушенный политик. Говорит всем: «Я ведь предупреждал». Вы себя видите на баррикадах или на трибуне нового Майдана?

- Я себя вижу везде. Раз я занялся этим вопросом, то постараюсь довести его до конца. Так получилось, что я имел отношение ко многим стратегическим вопросам развития нашего общества и привык доводить начатое до конца. Постараюсь не допустить повторения 2004 года, ведь одно дело, как тогда власть реагировала на события на Майдане и совсем другое – как будет реагировать на акции протеста действующая власть. Считаю, что на ситуацию в стране реально повлиять мирным, ненасильственным путем. Но если людей доведут до точки, то прятаться за чужими спинами я не стану. Если анализировать мой путь в большой политике с 1997 года, Вы не найдете примера, чтобы я стоял за чьей-то спиной. Когда было нужно – я всегда стоял впереди, нередко – в ущерб себе, своим интересам.

- Попробую поймать за язык: в 2008 – 2009 годах, когда шли интенсивные переговоры между Виктором Януковичем и Юлией Тимошенко Вы все же находились за спиной, как минимум – за кулисами…

- Нет, не так, это разные вещи. Я не мог действовать публично…

- Стеснялись?

- Нет, я вообще в своей жизни не стесняюсь, когда речь заходит о политике. Если у человека есть позиция, он имеет право ее высказать. Ситуация была другой: два лидера, за спинами которых было 330 народных депутатов, которые могли изменить Конституцию и повлиять на стабильность в стране, не обращая внимания на тогдашнего президента, господина Ющенко. Что значит Медведчук «был в тени»? Я что - мог выйти и делать политические заявления? Это было бы личным пиаром. Я разрабатывал законопроект, активно участвовал в переговорах, пытался убедить обе стороны, что изменить жизнь к лучшему можно через второй этап конституционной реформы. Три ветви власти не должны соприкасаться, влиять на решения друг друга. Они должны стать объектом влияния только граждан страны. Мне не стыдно за то, что я делал. Уверен, если бы в начале июня 2009 года Янукович и Тимошенко договорились, мы бы жили в другой стране.

- Хорошо. Согласны Вы с тезисом о том, что нынешнее местоположение Юлии Тимошенко непосредственно связано с провалом переговоров трехлетней давности?

- Если бы переговоры закончились успешно, Юлия Владимировна не сидела бы сегодня в тюрьме.

- Интересно, кем Вы видели себя в случае успешного завершения переговоров между Тимошенко и Януковичем?

- Этим у меня интересовались обе стороны, но я предлагал сначала завершить процесс, а уже потом искать мне место в системе. Уверен: оно бы нашлось.

- Виктор Владимирович, Вы прямо как рыцарь без страха и упрека, таких в Украине просто не осталось уже…

- Мои слова можно оценивать по-разному. Когда в 2004 году шла избирательная кампания и Медведчук как глава СДПУ (о) поддерживал Виктора Януковича в качестве кандидата в президенты, сделав все для его победы, Виктор Федорович неоднократно интересовался, где я себя вижу. На что я неизменно отвечал: «Давайте победим, а уже потом найдете для меня место». С тех пор мои принципы не изменились: сначала нужно сделать, а уже потом делить места или дивиденды.

К примеру, не понимаю действий оппозиции, наперед анонсирующей распределение кресел. Чуть ли не кровью расписываются под своими обязательствами. Считаю это наивным и неправильным, но, к сожалению, именно это характерно для украинского политикума.

- Смысл моего вопроса немного в другом: Януковича Вы поддерживали публично, а с Тимошенко обычно были по разные стороны баррикад…

- Это все абсолютно правильно. Я и сегодня по взглядам и убеждениям ближе к Януковичу, чем к Тимошенко. Но, к примеру, не понимаю действия президента в вопросах внешней политики, внешнеэкономической интеграции. Идеологических же различий с Тимошенко у меня - на все 80 процентов. Но это не означает, что мы не можем сотрудничать. Януковича я поддерживал, когда он был губернатором, когда его выдвигали на пост премьера, в ходе президентской кампании, о чем уже говорил. И даже сегодня с Януковичем у меня больше общего во взглядах, чем с оппозицией.

- Давайте к внешней политике перейдем. У Вас, на мой взгляд, есть откровенно пророссийские нотки в публичных заявлениях. Не испытываете дискомфорта, когда слышите, что Медведчук перестал быть субъектом украинской политики, а стал объектом, поскольку за его спиной маячит Россия?

- Давайте уточним, о каких пророссийских моментах идет речь.

- Охотно: русский язык государственный, федеративное устройство, вступление в инициируемые Россией образования на постсоветском пространстве.

- Давайте по очереди. У нашей партии еще в 2000 году был законопроект по поводу специального статуса русского языка. Это не пророссийский вектор, а украинский. Наше движение «Украинский выбор» взяло на знамя этот вопрос по той причине, что большинство граждан нашей страны – за русский язык как государственный. И я Вам это докажу.

45% украинцев считают, что русский язык должен быть государственным.

- И столько же наоборот!

- Да, но я хочу отметить, что еще около 25% поддерживают придание русскому языку статуса регионального, вместе – это уже почти 70%. Следующее. 36 % граждан Украины считают русский язык родным. Согласно данным исследований от 1 июня 2012 года, проведенным КМИС, 73,4% граждан Украины считают, что русский язык должен иметь статус второго государственного или регионального в отдельных местностях. Хотите сказать, что это – пророссийская ориентация? Нет, это украинский выбор, выбор большинства граждан Украины.

Экономическая интеграция. Я не только поддерживаю Единое экономическое пространство с Россией, Беларусью, Казахстаном, но и приложил немало усилий для вступления в него Украины. Хочу сообщить: наша страна является членом ЕЭП, в 2003 году был подписан договор президентами стран-участниц, который парламент ратифицировал в 2004-м. ЕЭП поддерживает большинство граждан Украины. Социологические исследования мы проводили с 2002 года, когда я стал главой Администрации Президента - ежемесячно. Социологи исследовали: хотят ли украинцы членства в ЕС, что будет означать визы и таможенные процедуры с Россией. 32% согласны с вступлением в ЕС, но 55% предпочитают Таможенный союз и ЕЭП! Эта тенденция сохраняется неизменной уже 10 лет. Это выбор большинства граждан Украины. В чем здесь проросийскость? Никто не дал права ни власти ни оппозиции утверждать о безальтернативности европейского выбора.

И, наконец, в отношении федеративного устройства. Этот вопрос в свое время ставили и Михаил Грушевский и Вячеслав Черновол. Разве их можно заподозрить в пророссийских взглядах?

- Давайте используем лакмусовую бумажку. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что РФ должна активизировать выдачу своих паспортов гражданам, родившимся в СССР. Типичная политика метрополии, пытающейся удержать колонии в сфере своего влияния, не находите?

- Заявление Лаврова – внутреннее дело России. Как гражданин Украины, чем я горжусь и у меня единственное гражданство, хочу подчеркнуть следующее: в 2011 году мы обнаружили любопытный факт: та же социология показала, что при условии сохранения украинского гражданства именно российское гражданство готовы были получить в начале прошлого года 36% опрошенных, в конце – уже 39%. Сейчас мы провели новое исследование: сколько граждан нашей страны согласны получить гражданство другого государства, не лишаясь украинского? Так вот - "полностью" и "скорее согласны" - 52,5% граждан!

Одним из направлений деятельности «Украинского выбора» является отстаивание права граждан на двойное гражданство. Кстати, это норма цивилизованных стран, с которых мы так любим брать пример. Во многих странах Евросоюза действует двойное гражданство. А Украина чем хуже? И давайте вспомним Венгрию и Румынию, которые уже раздали жителям Буковины и Закарпатья около 200 тысяч своих паспортов. Лучше позволить человеку иметь двойное гражданство, чем подталкивать его к эмиграции из страны.

Я могу пояснить, почему граждане Украины хотят иметь российское гражданство. Многие там работают – добрая половина из 7 миллионов наших трудовых мигрантов трудятся в России, а после того, как безработица в ЕС начнет их оттуда выталкивать, на российской территории украинцев станет еще больше. Потребность России в трудовых мигрантах к 2020 году будет 25 миллионов человек. Если в Украине продолжит калейдоскопически меняться власть, а уровень жизни не будет улучшаться – где людям искать места приложение усилий? В т.ч. и в России.

- Давайте еще одну проверку: согласны с тем, что Россия ведет по отношению к Украине имперскую политику?

- Нет. Не согласен. Приведите пример.

- Очевидный – газовый вопрос.

- Почему Вы считаете, что это имперские замашки? Помню, как Владимира Путина году в 2008-м обвинили в том, что у России есть территориальные претензии к Украине, на что тот ответил «Их нет и никогда не будет». Он не ушел от ответа, не пытался юлить. Возвращаясь к газовым контрактам, скажу, что я разделяю мнение российской стороны о том, что документы, подписанные 19 января 2009 года отвечают нормам украинского, российского и международного законодательства. Осуждение госпожи Тимошенко за то что она благословила подписание этих контрактов является, на мой взгляд, несостоятельным. Поэтому утверждать, что газовые контракты являются «имперскими замашками» - это, извините, примитивная логика.

- Постараюсь объяснить свою позицию: за последний год «Газпром» снизил цены на газ для всех своих крупнейших потребителей, за исключением Украины. Почему?

- Чтобы дать оценку этому факту, который имеет место, надо знать, что послужило причиной для пересмотра контрактов. Думаю, мы с вами такой информацией не располагаем. Постараемся предположить. С Германией Россия закончила строительство первой и второй очереди «Северного потока», и Берлин уже предлагает строить третью и четвертую очереди. Снижена цена газа для Турции – видимо, за полученное разрешение на строительство «Южного потока». Поэтому удивляться нечему. Россия, судя по всему, не нашла в Украине партнерского отношения, которое можно использовать как основание для изменения газовых контрактов. Более того, я уверен: пока газ, его стоимость будет возводиться в ранг большой политики, положительных результатов ждать не следует. Ситуацию надо опустить на экономический уровень, договариваться, а не политизировать проблему. Уверен, что с Россией по газовым вопросам можно найти общий язык, если из этих взаимоотношений выбросить политику.

- Вы бы взялись проводить подобные переговоры?

- Думаю, вопрос некорректный – переговоры такого уровня должны вести руководители государств. Я на их должности не посягаю и не претендую. Поэтому говорить о каком-то содействии…

В свое время я содействовал в достижении газовых договоренностей с Россией, разрушенных господином Ющенко 31 декабря 2008 года. И это его надо спросить, почему был подписан другой контракт с «Газпромом». Вина за ценовые параметры лежит исключительно на нем – на утро 31 декабря цена газа для Украины составляла 235 долларов за тысячу кубометров.

- Давайте вернемся к парламентским выборам, в которых Вы не собираетесь принимать участие.

- Не буду участвовать – ни по мажоритарному округу, ни в списке политической партии. И наше движение стратегически создаётся не для участия в подобных профанациях демократии.

- «Украинский выбор» на своих рекламных щитах задается вопросом «Что решат эти выборы»?

- Ничего не решат, как не решили и предыдущие выборы в Украине.

- Виктор Владимирович, Вы сами себе противоречите: с одной стороны, украинцы дозрели до референдумной демократии, с другой – выборы ничего не решают?

- Не вижу противоречий. Выборы будут продолжаться и дальше. Мы всегда думаем, что выбираем лучших, порядочных, профессиональных, чтобы через несколько месяцев сказать «Мы снова ошиблись». Вопрос не в том, что граждане ошибаются, а в том, что у них нет механизма влияния на власть. В период между выборами нет механизма решения стратегических вопросов самим народом. У нас ведь как зачастую бывает: кандидат вырывает траншею, завозит трубы, а газ подключить «забывает» даже в случае победы.

- Это Вы на основании опыта своего избрания депутатом в 1997 году рассказываете?

- Нет. Там все было просто. Уровень газификации округа, где я избирался, до выборов был 22%, после моего избрания достиг 100%. Это была не агитация, а работа народного депутата. В 1997 году я проехал все села округа, и в каждом говорил, что собираюсь сделать, подчеркнув, что не собираюсь покупать голоса, а буду помогать округу. Но главной моей задачей была законодательная работа. За меня проголосовали 94,16% - рекорд всех созывов Верховной Рады. На выборах третьего созыва – 90,15%.

- Простите, Вы сегодня никакие политические силы не консультируете в свободное от общественной деятельности время?

- Нет, мне это неинтересно. Не вижу политических сил, способных менять ситуацию в стране к лучшему, если над ними не висит предлагаемый «Украинским выбором» дамоклов меч.

- Интересно, а досрочные президентские выборы возможны?

- Возможны только в результате импичмента Президента, предусмотренного Конституцией, или добровольной отставки главы государства.

- Не секрет, что процедура импичмента в нашей стране довольно непростая.

- Это логично. Она сложная, но ведь речь идет о главной должности в стране. Я не согласен с тезисом оппозиции о том, что механизм импичмента не действует. Людей вводят в заблуждение – в статье 111 Конституции все регламентировано. Да, с законом было бы проще, но и конституционной нормы достаточно.

- Кого бы Вы назвали своим врагом в украинской политике?

- У меня нет, не было и, уверен, не будет врагов в украинской политике. Были, есть и будут исключительно оппоненты.

- А друзья-политики есть?

- Я дружу с людьми, не имеющими отношения к политике. На рыбалку или на экскурсию с политиками не езжу.

- Давно общались с Виктором Януковичем?

- Давненько, скажем прямо – до его инаугурации.

- И относительно отмены конституционной реформы он не консультировался с Вами?

- Нет, конечно, поскольку я противник этого шага. Считаю, что в 2006 – 2010 годах наша страна жила в условиях истинной демократии. Не было концентрации власти в одних руках.

- Вам не кажется, что Украина остается страной упущенного шанса.

- Я уверен, что мы свой шанс упускаем ежегодно. Поэтому нужно как можно скорее понять, в чем он заключается. Чем быстрее поймем – тем быстрее наступят реальные перемены в жизни общества, страны и каждого из нас.

Евгений Магда, 20.06.2012
//vybor-ua.org.ua/Politika/Viktor-Medvedchuk-Hochu-priuchit-vlast-vyipolnyat-obeschaniya-391.html
//kornilov.name/federalizatsiya-ukrainyi-po-medvedchuku/#more-3825

Оцените красоту игры

Немає коментарів: