пʼятниця, 27 липня 2012 р.

Ксения Сокульская. Закон о языках: Затишье перед бурей?


Спустя несколько недель острота реакции на скандальное принятие закона о языках немного притупилась. Но будущность неподписанного акта все еще неведома. Оппозиция планирует законодательно защищать украинский, а власти аккуратно намекают на компромисс. Но где его будут искать: в Раде или на Банковой?

Болезненная пауза

Спорные обстоятельства голосования парламентского большинства за проект закона об основах языковой политики во втором чтении не только серьезно всколыхнули страну, но и, похоже, определили один из ключевых мотивов разворачивающейся предвыборной кампании. И все же принятие болезненного для общества решения уже под занавес сессионной работы не могло не сказаться на степени накала политико-лингвистических страстей. Уход парламентариев на каникулы с дважды неподписанным (и Владимиром Литвином, и, следовательно, Виктором Януковичем) законом "наперевес" сыграл роль своего рода мины замедленного действия. И почти месячное ожидание "Взорвется? Не взорвется? Когда? Почему?" наложило свой отпечаток на летнюю политическую действительность.

Как и можно было предположить, знаковое голосование, мягко говоря, не осталось незамеченным. Однако политическая часть протестов под Украинским домом сравнительно быстро себя исчерпала, 18 июля голодовку прекратили и общественные активисты, после чего было решено сменить форматы "борьбы за язык". В разгар лета постепенно снизили свою активность и оппоненты защитников украинского. "За 10 дней в стране собрано более миллиона подписей в поддержку законопроекта, и мы прекратили сбор подписей, потому что в этом не было необходимости", - сообщил 25 июля один из "родителей" языкового законопроекта "регионал" Вадим Колесниченко. Однако, судя по всему, мнение о собственной инициативе в правящем лагере менять не планируют. Еще 10 июля все тот же Вадим Колесниченко делился уверенностью в том, что "те, кто выступает против языкового законопроекта, фактически нарушает права более половины жителей Украины", а об эскалации старого застарелого конфликта не стоит и упоминать, ведь "по сути, сегодня сложно говорить, разделилась ли Украина - разделилась часть политиков".

Более продолжительные, чем политические, общественные акции протеста показали, что убежденность в сугубо политическом "водоразделе" была преждевременной. И хотя ряд экспертов полагает, что острая фаза завершилась, поскольку не нашла широкой поддержки населения (впрочем, замеры общественного мнения неоднократно свидетельствовали, что языковой вопрос украинцев интересует далеко не в первую очередь), власть имущих предупреждают о том, что бесконфликтное видение может себя не оправдать. "С моей точки зрения, это закон, который разъединяет общество. А языковый закон как раз должен быть направлен на то, чтобы объединять общество", - критично высказался по поводу инициативы Кивалова-Колесниченко верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнут Воллебек. К подобной критике "регионалы" отнеслись без энтузиазма. "Вчера господин Кнут Воллебек выкроил целых полчаса для встречи со мной, при этом он успел встретиться с Яценюком и другими новоявленными экспертами по языковому вопросу. Данная негативная позиция Кнута Воллебека демонстрирует, что многие европейские политики заинтересованы в дестабилизации ситуации в Украине", - уверен Вадим Колесниченко.

Парламент не дремлет

И все же правила хорошего тона, по всей видимости, потребовали от власть предержащих использовать каникулярную паузу для того, чтобы попытаться сыграть в компромисс. Авторы злополучного документа не забывают напомнить о том, что они "предлагали самый широкий диалог" для обсуждения норм своего законопроекта. Правда, после того, как закон о языках был принят (причем при втором чтении – на деле в редакции первого), – предмет для разговора уже не слишком ясен. Хотя, варианты возможны. Например, можно написать еще один закон, на этот раз посвященный будущему украинского языка. "Я обращался к оппозиционерам: мол, давайте вместе работать, разрабатывать соответствующий законопроект. И я, народный депутат Владислав Лукьянов, кем бы вы меня не считали, готов стать соавтором законопроекта о развитии и поддержке украинского языка в нашем государстве. Но ответ я не получил", - сетовал недавно один из "регионалов". Впрочем, как быстро выяснилось, "меньшевики" решили обойтись без посторонней помощи.

В перерыве между сессиями законопроект о государственной поддержке украинского действительно был зарегистрирован. По данным сайта ВРУ, "нунсовец" Николай Катеринчук предложил его еще 19 июля. Инициатива лидера "Европейской партии" оказалась своего рода детализацией норм Конституции. "Конституция Украины не уточняет требования к особенностям практического использования украинского языка как государственного языка Украины, так же как и не определяет обязательства органов власти в отношении к порядку формирования или сохранения государственного языка", - говорится в пояснительной записке к документу.

Законодательное предложение Николая Катеринчука не слишком объемно и легко делится на несколько логических частей. Для начала законопроект определяет, что именно должно стоять за статусом украинского как государственного, вплоть до "политкорректного" по нынешним временем уточнения "Обязательность использования государственного языка Украины не должна толковаться как запрет или преуменьшение права использования других языков на территории Украины". Еще один блок посвящен мерам по защите украинского (большей частью не слишком конкретных, кроме, разве что, указания поддерживать издание словарей и очерченной в слишком общих чертах, но примечательной инициативы содействовать изучению украинского за рубежом) и обеспечению прав на "использование государственного языка" в различных сферах общественной жизни.

Однако в сравнении с предложением Вадима Колесниченко и Сергея Кивалова самой интересной частью законопроекта Катеринчука остается глава 2. Она содержит перечень сфер, где использование украинского должно быть обязательным, и по ряду пунктов противоречит принятому, но не подписанному закону. Так, по мнению оппозиционера, строго украиноязычными должны быть:
  • деятельность госорганов и органов местного самоуправления (в том числе – в общении с гражданами);
  • именование госорганов, географических объектов, дорожных знаков; судопроизводство, избирательный процесс, законодательство; оформление "личных" и других (если этого требует закон) документов (вплоть до обязательства оформлять адреса "получатель телеграмм и почтовых отправлений" строго на украинском);
  • реклама СМИ (кроме тех случаев, когда средство массовой информации было основано для вещания на иных языках) и "другие сферы, определенные законом".

Таким образом, в случае принятия такой законопроект, с одной стороны, строго закрепит некоторые существующие нормы, с другой – поставит крест на многих предложениях "регионалов", включая, например, языковое "самоопределение" СМИ или рекламы. Но маловероятно, что парламентское большинство готово искать компромисс в подобном направлении…

Президент – всему голова?

Пока совместное законотворчество в защиту украинского языка остается под вопросом (и рискует там же остаться), пресловутому компромиссу, вероятно, нужно будет искать себе другие "инструменты". Один из возможных вариантов "сохранения лица" предложил еще готовый уйти в отставку Владимир Литвин, когда обратился к президенту с просьбой оценить, что приняли нардепы. С течением времени стало ясно, что Банковая при желании может примерить на себя роль арбитра. Представители Виктора Януковича уже заявляли, что глава государства планирует детально изучить инициативу своих однопартийцев, а уже потом – принимать какое-либо решение. "Президент и правительство четко определили свою позицию. Мы заявили, что досконально изучим предлагаемый закон, и если этот закон, выдвинутый двумя народными депутатами, содержит положения, которые необходимо изменить, если поправки к этому закону здравомыслящие, мы готовы пойти на компромисс, ибо поле для компромисса очень широкое", - повторил в интервью российскому "Завтра" Николай Азаров. А позже появилась информация о том, что процесс мог-таки пойти.

О создании комиссии, которая займется изучением языкового вопроса, 26 июля сообщил Леонид Кравчук. "Янукович мне позвонил. Сказал, что есть назначенная им группа специалистов. Они работают над тем, как улучшить тот законопроект. Или изменить его таким образом, чтобы украинский язык имел все возможности для развития", - рассказал глава Конституционной ассамблеи, который очень нелестно высказывается в адрес инициаторов языкового проекта. На следующий день представитель президента в парламенте прямо не подтвердил, но и не опроверг ведение подобной работы. "Президент готов к конструктивной работе. Он считает, что языковой вопрос должен быть решен раз и навсегда, но решен исходя из европейских стандартов. Не через противостояние, не через то, что кто-то кого-то должен передавить, а исходя из европейских стандартов", - пояснил народный депутат от ПР Юрий Мирошниченко, снова напомнив о том, что решение будет принято лишь тогда, "когда будет проанализировано исключительно с правовой точки зрения содержание этого закона". Не исключено, что Виктору Януковичу все-таки придется стать мерилом "европейских стандартов" и языковым миротворцем. Но многое зависит от того, как именно это будет выполнено.

Из слов Мирошниченко (как и Леонида Кравчука) пока сложно сделать вывод, станет ли президент ветировать спорный закон или подпишет его с оговоркой о необходимости принять поправки позже. В свете приближающихся выборов свои достоинства и недостатки есть и у "мягкого", и у "жесткого" варианта – так, ядерный электорат ПР, скорее всего, вряд ли положительно отнесется к вето, а противоположный лагерь не обязательно поверит в светлые перспективы, отложенные на будущее.. С другой стороны, нельзя забывать о том, что принимать сложное решение главе государства пока еще рано. Ведь языковой "мяч" по-прежнему остается на парламентской стороне поля.

Прежде чем на Банковой будет решено, как именно стоит поступить в сложившейся ситуации, закону Кивалова-Колесниченко еще предстоит "переварить" нынешнее затишье. Перед парламентским большинством открывается несколько сценариев. Во-первых, закон может быть подписан в нынешней форме – либо Владимиром Литвином, либо пришедшим ему на замену другим спикером. Во-вторых, результаты голосования могут быть отменены, и законодательная проблема вернется на круги своя. Но и тут можно поступить по-разному – либо действительно внести смягчающие поправки, не дожидаясь президентской критики (если она и последует), либо попытаться заново принять все тот же вариант, не меняя его принципиально. Именно этого опасаются в оппозиции. "Мы знаем, что у регионалов есть план по переголосованию языкового законопроекта. Он заключается в следующем: принимается постановление об отмене результатов голосования во втором чтении, которое не требует предварительного внесения в повестку дня. Далее они принимают поправку, которой отклоняют все две с половиной тысячи поправок документу, и голосуют его в целом", - считает "бютовец" Юрий Одарченко. И главная "опасность" такого пути, предупреждают в БЮТ-Б, заключается в том, что спикер лишится формального повода не подписывать закон. Само по себе заявление об отставке, судя по всему, им не является – другие проголосованные парламентом акты Владимиру Михайловичу после того уже приходилось подписывать…

Проверить правоту оппозиционеров, теоретически, можно будет через несколько дней. Рабочим вариантом разрешения организационно сложной ситуации остается внеочередная сессия ВРУ. После нескольких недель неясности оная все-таки была назначена на 30 июля. Пока еще наверняка неясно, будет ли в понедельник рассматриваться языковой вопрос. Но при желании в этот день народные избранники смогут разрубить законодательный гордиев узел в той степени, в которой им это подвластно, или создать несколько новых. Если, конечно, захотят что-либо делать именно сейчас, а не отложить это до горячей предвыборной осени.

27 июля 2012 г.
Ксения Сокульская, Подробности
//podrobnosti.ua/analytics/2012/07/27/849559.html

Следующая "битва за язык" уже близка? Фото РИA Новости

Немає коментарів: